Откуда «есть пошла» многовековая вражда

(Размышления о российско-чеченских отношениях)

В этой книге приводятся многие нелицеприятные факты из новейшей российской истории. И пусть одних героев тех событий уж нет, другие – далече, а третьи – и сейчас занимают высокие посты в иерархии кремлевской власти, ставить крест на недавнем прошлом ни в коем случае нельзя... Как нельзя без волнения читать такие строки: «Солдатскими и офицерскими жизнями управляли, словно марионетками, неизвестные люди из Москвы. Войска, то захлебываясь собственной кровью, штурмовали хорошо укрепленный Грозный, то прекращали боевые действия и отступали с завоеванных позиций, передавая чеченским боевикам медикаменты и продовольствие».

ЛОГИКА СОБЫТИЙ И ПОСТУПКОВ

«Финансовые средства, выделяемые Россией на восстановление Чечни, «исчезали» по дороге и расхищались непосредственно на месте, – подчеркивается далее. – По меткому выражению Б.Н. Ельцина, «эти деньги, черт возьми, куда-то утекают». Фактически получалось так, что Россия сама финансировала боевиков».

Да, в той или иной степени об этом говорилось и ранее. Но впервые под одной обложкой в последовательной хронологии собраны подробнейшие разносторонние сведения о двух так называемых чеченских войнах 1994–1996 и 1999 – начала 2000-х годов. Это – аналитическое летописание о том, как возникла Чечня «образца 1990-х». Это – история государственного (да и общественного) предательства нищей и героической Российской армии, выполнявшей приказ по наведению в республике конституционного порядка. Это – эра похищений людей и торговля ими («...Женщины и дети из местных селений обступали и останавливали боевые машины, следующие в походных колоннах, а затем рассредоточенные в толпе боевики разоружали солдат и увозили их в рабство»). Это, наконец, трудный путь «переосмысления ценностей» на рубеже 2000 года, приведший в основном к разгрому банд на территории Чечни, уничтожению лидеров сепаратистов и определенной стабилизации обстановки на всем Северном Кавказе.

Автор книги – генерал-майор Александр Ляховский, авторитетный в России и за рубежом исследователь проблем «малых войн» и «горячих точек». Он неоднократно работал в зонах вооруженных конфликтов (Чехословакия, Эфиопия, Ангола, Афганистан), принимал участие в нормализации обстановки в ряде регионов Советского Союза и России. Без малого 20 лет назад он впервые опубликовал ранее неизвестные документы и рассказал о предыстории и десятилетнем пребывании советских войск в Афганистане. И вот – новая работа. И тоже – с использованием неизвестных ранее документальных источников.

После прочтения книги становится понятна логика появления на политической сцене Чечни «мало чем приметных ранее» бывших советских офицеров генерала Джохара Дудаева и полковника Аслана Масхадова, подоплека рейдов головорезов Шамиля Басаева и Салмана Радуева, очевидная безмозглость ряда силовиков тех лет, «предательство в Хасавюрте национальных интересов России» секретарем тогдашнего Совбеза генералом Александром Лебедем... Жаль, однако, что в оценках деятельности последнего, равно как и в анализе хасавюртовских соглашений, автор довольно однозначен (есть и другие, весьма авторитетные взгляды на этот документ).

ОТНЮДЬ НЕ РИТОРИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ

Но ценность труда Александра Ляховского еще и в том, что на историю конфликта 1990–2000-х годов автор смотрит через призму событий многовековой давности. Для ряда читателей, например, будет удивительно узнать, что в XIV–XV столетиях на территории современной Чечни вполне могло укорениться христианство. Но по разным обстоятельствам этого не случилось, и уже с конца XVI века, благодаря активизации деятельности проповедников из близлежащих держав (Сефевидская Персия, Оттоманская империя, Крымское ханство) предки современных чеченцев стали мусульманами. Тогда же началось и заселение Северного Кавказа русскими. Начали вспыхивать первые кровавые конфликты.

Тогда же примерно чеченский народ, испытав все прелести гнета иноземных властителей и своих феодалов, отверг крепостнический путь развития. Государство не сложилось, а сформировались вольные общества, где личная свобода была ограничена лишь строгими законами адата. «Индивидуализм, культ свободы, демократизм были развиты настолько сильно, – пишет Ляховский, – что на определенном этапе развития эти достоинства народа обернулись против него, стали тормозом самого процесса формирования нации». Примерно с тех пор они и «зачаровались свободой», делает вывод автор, всегда отстаивали ее и независимость с оружием в руках. Чеченцы называют своих детей волчатами, а волк стал символом мужества, так как в смертельной схватке он умирает, не взывая о помощи и не отступая.

Впрочем, в историческом очерке, занимающем почти треть книги, автор приводит и другие, отнюдь не «романтические» характеристики чеченцев. Так, историки нередко вспоминают их ответ генералу Румянцеву, требовавшему прекратить бесконечные разбойничьи вылазки: «Набег и грабеж – наши занятия, как ваши хлебопашество и торговля». Уж как жесток был наместник царя на Кавказе генерал от инфантерии Ермолов (прозванный чеченцами Ермуллаем), но и ему не удалось обуздать воинственный народ, хотя для него это было вопросом политического престижа.

Бандитизм (так стали квалифицировать это с годами) подобного рода продолжался чуть ли не до кануна Великой Отечественной войны. С ее началом, говорится в книге, «многие муллы и другие тейповские авторитеты агитировали за уклонение от военной службы или же за дезертирство... В 1942 году из 15 тысяч человек, которых нужно было призвать, удалось отыскать не более четырех с половиной. Всего количество дезертиров и уклонившихся от призыва на территории Чечни составляло десятки тысяч человек. Поэтому в апреле 1942 года последовал приказ Наркомата обороны об отмене призыва в армию чеченцев и ингушей».

В то же время тысячи тех и других с оружием в руках сражались в рядах РККА. Среди защитников Брестской крепости, павших смертью храбрых в первые дни войны, было около двухсот чеченцев. Они воевали и в партизанских отрядах. Четыре чеченца удостоены звания Героя Советского Союза. Один из защитников Брестской крепости стал Героем России в конце 1990-х... Кстати, Ляховский в своей книге напоминает, что воинские формирования, укомплектованные чеченцами, регулярно участвовали во многих войнах, которые вела Россия: с турками в 1877–1878 годах, с японцами в 1904–1905-м. А чеченский полк в составе Дикой дивизии проявил чудеса храбрости в Первой мировой войне при разгроме немецкой Железной дивизии в августе 1916 года, за что Николай II пожаловал ему «Знамя чести»...

Не забыты в книге сталинская депортация чеченцев 1944 года, возвращение при хрущевской «оттепели» к брошенным очагам, у которых уже много лет грелись другие, в 1950-е. Из-за этого – потаенная вражда более трех десятков лет. И вот – год 1991-й: «берите суверенитета столько, сколько сможете»... Вот она, долгожданная «свобода»!

В главе «Уроки и итоги войны в Чечне» автор пишет: «Чечня испокон веков традиционно выступала генератором антироссийских выступлений в Северо-Кавказском регионе. До сих пор нет вразумительного ответа на вопросы: «В чем, собственно, причина столь длительного и ожесточенного противостояния между Чечней и Россией? Чем обусловлена эта своеобразная роль чеченцев на Северном Кавказе? Где корни этого взаимного притяжения и отталкивания?» По опыту чеченцы и русские очень сопрягаются друг с другом». Вопросы эти отнюдь не риторические.

Кто-то может засомневаться в своевременности появления этой книги сегодня. Нужен ли такой труд, когда Москва ведет в отношении Грозного «очень тонкую политику»? Автор отчасти отвечает и на данный вопрос. Он как бы предостерегает, показывая, что со времен Ермолова «кавказская политика России была скорее инстинктивной и бессознательной, чем ясной и

Автор: Игорь Плугатарёв, Источник: Ляховский А.А. Зачарованные свободой: Тайны кавказских войн: Информация. Анализ. Выводы. – М.: Детектив-Пресс, 2006, 640 с., илл.

Sunapse » Курс истории России » Военное дело России
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *