Время суровых испытаний. Рождение Советской Гвардии

За первые три недели войны фашистские войска захватили Литву, Латвию, часть территории РСФСР, УССР и Белоруссии, создалась угроза выхода противника через Лугу к Ленинграду, подступы к которому были еще недостаточно укреплены и слабо прикрыты войсками.

На Западном фронте — витебское, оршанское, могилевское и бобруйское направления — развернувшиеся в первых числах июля сражения проходили в условиях подавляющего превосходства мотобронетанковых сил и авиации противника. Наши войска, утомленные непрерывными боями, отходили на восток, но при этом все время старались нанести врагу максимум потерь и задержать его возможно дольше на оборонительных рубежах.

На реке Березине наши войска особенно упорно дрались в районе города Борисова, где сражалось Борисовское танковое училище, руководимое корпусным комиссаром И. 3. Сусайковым. К этому времени туда подошла 1-я Московская мотострелковая дивизия под командованием генерал-майора Я. Г. Крейзера. Московская дивизия была укомплектована по штатам военного времени, хорошо подготовлена и имела на вооружении танки Т-34. Генералу Я. Г. Крейзеру, подчинившему себе Борисовское танковое училище, удалось задержать усиленную 18-ю танковую дивизию противника более чем на двое суток.

На Южном фронте с территории Румынии перешли в наступление немецко-румынские войска, нанося главный удар в направлении Могилев-Подольский — Жмеринка, создав угрозу выхода во фланг и тыл 12, 26, 6-й армиям Юго-Западного фронта.

За первые 6 суток напряженных боев противнику удалось прорвать оборону войск Южного фронта и продвинуться вперед до 60 километров. Положение Юго-Западного фронта в значительной степени ухудшилось, так как в это же время немецкие войска после нескольких попыток сломили оборону в районе Ровно — Дубно — Кременец и устремились в образовавшийся прорыв.

4 июля немецкие войска подошли к Новоград-Волынскому укрепленному району, где их атаки были отбиты с большими для них потерями. Мотобронетанковые силы противника удалось задержать здесь почти на трое суток. Не добившись успеха, противник, перегруппировав свои силы южнее Новоград-Волынского, 7 июля захватил Бердичев и 9 июля — Житомир.

Захват Бердичева и Житомира, а также продолжающееся наступление румыно-немецких войск на могилев-подольском направлении усиливали угрозу окружения 12, 26-й и 6-й армий Юго-Западного фронта. Эти армии, отбиваясь от наседавшего противника, медленно отходили на восток.

Для ликвидации реальной опасности окружения командование Юго-Западного фронта 9 июля организовало контрудар на Бердичев. К контрудару были привлечены 15, 4-й и 16-й механизированные корпуса. С севера в районе Житомира продолжала свои контратаки 5-я армия.

В тот же момент Юго-Западный фронт нанес сильный контрудар во фланг 1-й танковой группе противника со стороны Коростенского укрепленного района.

Бои в районе Бердичев — Житомир, начавшиеся 9 июля, продолжались до 16 июля. Неся большие потери и опасаясь удара с севера во фланг своей главной группировки, командование группы немецких армий «Юг» приостановило наступление в районе Житомира. Это обстоятельство позволило командованию Юго-Западного фронта вывести из-под угрозы окружения основные силы 6-й и 12-й армий и значительно укрепить оборону Киева.

Таким образом, противнику не удалось окружить войска Юго-Западного фронта. Немцы были вынуждены все время вести фронтальные кровопролитные сражения. Бронетанковые и моторизованные соединения группы Клейста так и не смогли добиться прорыва и выхода на оперативный простор.

На Северном фронте, где наступательные действия начались 29 июня, бои имели местное значение и особого влияния на общую стратегическую обстановку не оказывали.

Наши военно-морские силы в начале войны также не имели особых столкновений с военно-морскими силами немцев и главным образом отражали авиационные налеты. Однако Балтийский флот оказался в тяжелом положении. Особенно осложнилась обстановка для главной морской базы, где были сосредоточены все основные корабли и материальные запасы Балтийского флота.

Таллинская база и город Таллин, вследствие неудачных действий 8-й армии Северо-Западного фронта, оказались слабо прикрытыми с суши. На защиту столицы Эстонии были брошены все силы Краснознаменного Балтийского флота, вооруженные отряды рабочих города. На подступах к Таллину спешно возводились оборонительные рубежи, строились инженерные заграждения, городские объекты подготавливались к обороне.

Попытки противника с ходу захватить город и военно-морскую базу отражались героическими действиями 10-го стрелкового корпуса 8-й армии, частями морской пехоты, корабельной артиллерией флота и вооруженными отрядами народного ополчения Таллина.

Конец июля и почти весь август продолжалась борьба за Таллин и главную морскую базу флота. В конце августа вследствие истощения наших сил и усиления вражеских войск Ставка Главного Командования приняла решение вывести корабли флота из морской базы в Кронштадт и в Ленинградскую гавань, а Таллин оставить.

Боевая авиация флота в боях за таллинский плацдарм принимала активное и непосредственное участие, нанося удары по атакующим соединениям противника.

Северный флот в этот период взаимодействовал с войсками Северного фронта и развернул операции подводными силами против немецких транспортов, вывозивших из Петсамо никелевую руду. Черноморский флот обеспечивал главным образом доставку людей и боеприпасов приморским армиям и вел борьбу на коммуникациях противника, препятствуя перевозкам в румынские и болгарские порты.

Группа кораблей Черноморского флота совместно с авиацией нанесла удар по базе румынского флота в Констанце. Авиация Черноморского флота систематически бомбила румынские нефтепромыслы и железнодорожные узлы.

За три недели после нападения на Советский Союз гитлеровские войска потеряли около 100 тысяч человек, свыше тысячи самолетов, до полутора тысяч танков (50 процентов всех имевшихся в начале войны).

Советские Вооруженные Силы, и особенно войска Западного фронта, понесли крупные потери, что серьезно отразилось на последующем ходе событий. Соотношение сил и средств на советско-германском фронте еще более изменилось в пользу врага. Противник добился серьезных успехов, продвинулся в глубь страны на 500—600 километров и овладел важными экономическими районами и стратегическими объектами.

В эти тяжелые дни с особой силой проявилось морально-политическое единство советских людей.

С первого же момента, нарастая день ото дня, развернулась грандиозная организаторская и политическая деятельностьВКП(б), целиком и полностью посвященная одной цели — поднять все силы народа на отпор врагу.

Уже 23 июня были введены в действие те мобилизационные планы, которые были разработаны раньше, в частности по производству боеприпасов. Наркоматы получили указания об увеличении выпуска танков, орудий, самолетов и других видов военной техники. Через неделю правительство отменило ранее действовавший план третьего квартала 1941 года и утвердило мобилизационный народнохозяйственный план на третий квартал, который предусматривал более чем на четверть увеличение выпуска военной техники.

События, однако, показали, что этого было мало. Тогда комиссия под председательством Н. А. Вознесенского разработала новый, еще более напряженный военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 года. Опираясь на производственные резервы, заложенные до войны, правительство установило на 1942 год план форсированного развития районов Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии. В переводе всего народного хозяйства на военные рельсы эти районы сыграли выдающуюся роль. Большую работу по реорганизации и восстановлению хозяйства на востоке страны проделали областные комитеты партии.

Началась перестройка промышленности и транспорта, перераспределение материальных и людских ресурсов, мобилизация сельского хозяйства на нужды войны. Тысячи заводов, только вчера выпускавшие продукцию мирного назначения, сегодня переключались на производство боеприпасов и военной техники.

Машиностроительные, станкостроительные заводы срочно перестраивались на производство танков и самолетов, на металлургических заводах принимались меры для организации массового выпуска бронированного листа, снарядных заготовок, высококачественных сталей. Моторы и генераторы к танкам, миноискатели, звукоулавливатели, радиолокационное оборудование должны были теперь поступать и с предприятий радио- и электропромышленности. Авиационный бензин и горючее для танков и кораблей становились главными в продукции нефтеперерабатывающих заводов. Взрыватели для снарядов ставились на конвейер вместо часовых приборов. Разбитые бронепоезда отправлялись в железнодорожные мастерские.

Противник захватил важнейшие экономические районы, парализовал мобилизацию в ряде бывших военных округов, миллионы советских людей, огромные материальные ценности остались в тылу врага. Резко упало производство стратегических материалов, чугуна, стали, проката, электроэнергии. Угроза нависла над новыми индустриальными центрами.

Необходимо было предпринять что-то чрезвычайное, чтобы поднять с места уцелевшие заводы, передвинуть их на восток, объединить с действующими там предприятиями и, опираясь на эту часть страны, навалиться на врага, остановить его, опрокинуть.

Развернулась работа, по масштабам и характеру своему невиданная в истории. 24 июня постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР был создан Совет по эвакуации, председателем которого был назначен Н. М. Шверник, а заместителями — А. Н. Косыгин и М. Г. Первухин. В наркоматах были образованы бюро и комитеты по эвакуации. Более полутора тысяч предприятий, преимущественно крупных, военных, было эвакуировано в кратчайшие сроки — с июля по ноябрь 1941 года — и быстро вновь возвращено к жизни. В то же время непрерывным потоком, днем и ночью на запад и юго-запад двигались эшелоны с войсками и оружием.

Весь этот гигантский кругооборот происходил с величайшим напряжением сил, совершался безостановочно, нарастая, подчиняясь руководящей и организующей роли партии.

Народная трудовая эпопея по эвакуации и восстановлению производственных мощностей в годы войны, проведенная в связи с этим колоссальная организаторская работа партии по размаху и значению своему для судьбы нашей Родины равны величайшим битвам второй мировой войны.

В первые же дни войны по решению Политбюро ЦК ВКП(б) непосредственно на военную работу было направлено более пятидесяти членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б), более ста секретарей краевых и областных комитетов партии и ЦК компартий союзных республик, видные и опытные государственные деятели. Партия сразу приняла ряд практических мер по усилению централизованного руководства всеми сторонами жизни страны и боевой деятельности вооруженных сил. Был перестроен аппарат ЦК, распределены функции и обязанности между членами ЦК по руководству важнейшими участками военной, хозяйственной и политической работы.

ВКП(б) обладала опытом превращения страны в единый военный лагерь. С учетом всех новых условий этот опыт был взят на вооружение с первых же дней войны, его ленинское начало, ленинские принципы ведения дел, когда над страной нависла смертельная опасность, были положены в основу всей деятельности коммунистов на фронте и в тылу. Народ верил, что партия найдет выход из создавшегося трудного положения и сумеет организовать разгром немецко-фашистских войск.

30 июня 1941 года был создан Государственный Комитет Обороны во главе с Генеральным секретарем ЦК ВКП(б) И. В. Сталиным. Это был авторитетный орган руководства обороной страны, сосредоточивший в своих руках всю полноту власти. Гражданские, партийные, советские организации были обязаны выполнять все постановления и распоряжения ГКО. Для контроля за их исполнением в краях и областях, военно-промышленных наркоматах, на главнейших предприятиях и стройках ГКО имел своих представителей.

На заседаниях ГКО, которые проходили в любое время суток, обсуждались и решались важнейшие вопросы того времени. Планы военных действий рассматривались Государственным Комитетом Обороны совместно с Центральным Комитетом партии, народными комиссарами, права которых были значительно расширены. Это позволяло обеспечивать, когда возникала возможность, сосредоточение огромных материальных сил на важнейших направлениях, проводить единую линию в области стратегического руководства и, подкрепляя её организованным тылом, увязывать боевую деятельность войск с усилиями всей страны.

Очень часто на заседаниях ГКО вспыхивали острые споры, при этом мнения высказывались определенно и резко. И. В. Сталин внимательно слушал споривших. Сам он был немногословен и многословия других не любил, часто останавливал говоривших репликами «короче», «яснее». Заседания открывал без вводных, вступительных слов. Говорил тихо, свободно, только по существу вопроса. Был лаконичен, формулировал мысли ясно.

Если на заседании ГКО к единому мнению не приходили, то создавалась комиссия из представителей крайних сторон, которой и поручалось доложить согласованные предложения. Так бывало, если у И. В. Сталина еще не было своего твердого мнения. Если же И. В. Сталин приходил на заседание с готовым решением, то споры либо не возникали, либо быстро затухали, когда он присоединялся к одной из сторон.

Всего за время войны Государственный Комитет Обороны принял около десяти тысяч решений и постановлений военного и хозяйственного характера. Эти постановления и распоряжения строго и энергично исполнялись, вокруг них закипала работа, обеспечившая проведение в жизнь единой партийной линии в руководстве страной в то трудное и тяжелое время.

После 22 июня 1941 года на протяжении всей войны И. В. Сталин вместе с Центральным Комитетом ВКП(б) и Советским правительством твердо руководил страной, вооруженной борьбой и международными делами Советского Союза.

Неудачи и тяжелые потери, понесенные в начале войны, осложняли ход борьбы. Войска с боями отходили в глубь страны. Государственный Комитет Обороны, Центральный Комитет ВКП(б) и партийные организации на местах принимали необходимые меры, чтобы разъяснить народу вынужденные обстоятельства временного отступления.

Несмотря на всю сложность обстановки, партийные организации и советские органы Украины, Белоруссии и прибалтийских республик развернули успешную работу по мобилизации советских людей на активную борьбу с врагом. Для этой цели на временно оставляемой территории создавались массовые подпольные партийные и комсомольские организации, формировались основные кадры партизанских отрядов, в которые вливались красноармейцы, командиры и политработники частей, вышедших из окружения.

В те дни у советского командования не было иного выхода, кроме как перейти к обороне на всем стратегическом фронте. Ни сил, ни средств, для ведения наступательных, особенно крупных операций не имелось. Нужно было создать большие стратегические резервы войск, хорошо вооружить их, чтобы превосходящей силой вырвать инициативу у противника и перейти к наступательным действиям, начать изгнание вражеских сил из Советского Союза. Все это было сделано, но позже.

К стратегической обороне наши войска переходили в процессе вынужденного отхода. Действовать пришлось в невыгодных оперативно-тактических группировках, при недостатке сил и средств для глубокого построения обороны, и особенно ее костяка — противотанковой обороны.

Нельзя не упомянуть о слабости зенитных средств нашей противовоздушной обороны и отсутствии надлежащего авиационного прикрытия с воздуха. Господство в воздухе в начальном периоде войны было на стороне противника, что значительно подрывало устойчивость нашей армии.

И все же, несмотря на ряд ошибок и порой недостаточную сопротивляемость самих войск, стратегическая оборона была в основном организована.

Главнейшими целями нашей стратегической обороны в тот момент были:

 — задержать фашистские войска на оборонительных рубежах возможно дольше, с тем, чтобы выиграть максимум времени для подтягивания сил из глубины страны и создания новых резервов, переброски их и развертывания на важнейших направлениях;

 — нанести врагу максимум потерь, измотать и обескровить его и этим несколько уравновесить соотношение сил;

 — обеспечить мероприятия, проводимые партией и правительством по эвакуации населения и промышленных объектов в глубь страны, выиграть время для перестройки промышленности на нужды войны;

 — собрать максимум сил и перейти в контрнаступление, с тем, чтобы сорвать гитлеровский план войны в целом.

Ведя стратегическую оборону, наши войска не только отбивались от врага на суше, в воздухе и на море, но и, самое важное, в ряде случаев наносили существенные контрудары по противнику. Везде, где только можно было, наши войска и партизаны своими мужественными действиями наносили фашистским захватчикам громаднейший урон.

На пятый день войны по решению Центрального Комитета партии началась мобилизация коммунистов и комсомольцев на фронт, в том числе в качестве политбойцов. Они должны были стать опорой армейских партийных организаций.

Накануне войны в Красной Армии и Военно-Морском Флоте было более 650 тысяч коммунистов, треть всего личного состава армии составляли комсомольцы. Только за первые шесть месяцев войны на фронт пришло более 1 миллиона 100 тысяч коммунистов.

В иностранной политической литературе даются определения коммунистов, партийных работников как какой-то «элиты», привилегированного слоя нашего общества. У большевистской «элиты» была одна привилегия – первым подняться в атаку.

Своим великолепным оптимизмом политбойцы возвращали уверенность людям, начинавшим терять присутствие духа.

3 июля в своем выступлении по радио И. В. Сталин от имени Центрального Комитета партии объяснил сложившуюся на фронтах обстановку и призвал советский народ незамедлительно перестроить всю жизнедеятельность и экономику страны соответственно требованиям войны с сильным, коварным и жестоким врагом. И. В. Сталин призвал партию и народ подняться на священную борьбу с врагом, покончить с беспечностью и резко повысить бдительность.

В основе этой памятной речи И. В. Сталина лежала директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года, которую получили все партийные и советские организации прифронтовых областей.

В этом документе-воззвании излагались основные задачи советского народа и его вооруженных сил в Великой Отечественной войне.

Речь И. В. Сталина, директива партии и правительства, обращенные к народу, звучали как могучий тревожный набат, в котором слышались отзвуки знаменитого ленинского призыва: «Социалистическое Отечество в опасности!».

Лозунгом «Всё для фронта, всё для победы!» партия повернула каждого советского человека лицом к опасности. Вокруг этого призыва объединились люди самых различных взглядов и привычек, военные и сугубо штатские, мужчины и женщины, без различия возраста и происхождения.

Во имя высшей патриотической цели — защиты своего Социалистического Отечества поднялся во весь рост великий русский народ, все национальности нашей страны, многократно умножив своим единым духовным порывом материальную силу и мощь оружия.

С целью усиления партийно-политической работы и укрепления влияния партии в вооруженных силах по решению Центрального Комитета партии в июле была проведена перестройка органов политической пропаганды в армии и введен институт военных комиссаров.

Интересам фронта с первых же дней войны была подчинена деятельность всех советских общественных организаций. По рекомендации Центрального Комитета партии ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ разработали многие практические меры по оказанию всесторонней помощи фронту, укреплению трудовой дисциплины и повышению производительности труда в тылу, усилению заботы о раненых бойцах и семьях военнослужащих, по подготовке боевых резервов, активному участию трудящихся в организации местной противовоздушной обороны.

На фронте и в тылу юноши и девушки показывали пример советского патриотизма и постоянной готовности к самопожертвованию во имя Родины.

Значительные потери в войсках и материальной части вызвали необходимость провести ряд организационных мер, чтобы укрепить управление войсками и боеспособность частей и соединений. Временно была расформирована корпусная система управления, а ее освободившиеся кадры и средства связи были использованы для укрепления армейского и дивизионного звена. В армии вместо девяти-двенадцати дивизий было решено иметь шесть дивизий. Высшим тактическим соединением вместо корпуса стала дивизия. Вдвое была сокращена численность самолетов в полках и дивизиях ВВС. Широким фронтом развернулось формирование резервов Верховного Главнокомандования.

Государственный Комитет Обороны и Центральный Комитет партии потребовали от военного командования и политического управления принять все меры к укреплению дисциплины в войсках. С этой целью начальником политуправления и наркомом обороны был издан ряд директив.

В июле обстановка на всех направлениях стала еще сложнее. Несмотря на ввод в сражения большого количества соединений, прибывших из внутренних округов, не удалось создать устойчивый фронт стратегической обороны. Противник, хотя и нес большие потери, по-прежнему на решающих направлениях имел трех-четырехкратное превосходство, не говоря уже о танках.

Железнодорожные перевозки наших войск по ряду причин осуществлялись с перебоями. Прибывающие войска зачастую вводились в дело без полного сосредоточения, что отрицательно сказывалось на политико-моральном состоянии частей и их боевой устойчивости.

Слабость оперативно-тактической обороны Красной Армии состояла главным образом в том, что из-за отсутствия сил и средств нельзя было создать ее глубокое эшелонирование. Оборона частей и соединений, по существу, носила линейный характер. Из-за отсутствия быстроходных и вездеходных тягачей войска не имели возможности широко маневрировать артиллерией, чтобы в нужный момент оказать помощь в отражении танковых атак противника. Во фронтах и армиях осталось очень мало танковых частей и соединений. В таких условиях развернулось ожесточенное сражение за Смоленск.

Обороняли смоленское направление с северо-запада 22-я армия, уступом за ее левым флангом — 19-я армия, на участке от Витебска до Орши занимала оборону 20-я армия, южнее по левому берегу Днепра до Рогачева действовала 13-я армия. В районе Смоленска в резерв фронта сосредоточивалась 16-я армия. На южном крыле Западного фронта действовала 21-я армия.

Замысел противника состоял в том, чтобы рассечь наш Западный фронт мощными ударными группировками, окружить основную группу войск в районе Смоленска и открыть путь на Москву.

У стен древнего русского города, некогда вставшего грозной преградой на пути наполеоновских войск к Москве, вновь развернулось ожесточенное сражение. Оно длилось два месяца.

Против войск Западного фронта в первом эшелоне начали наступление 2-я и 3-я танковые группы армий «Центр». 2-я танковая группа из района Шклова главный удар наносила в обход Смоленска с юго-запада, а ее 24-й моторизованный корпус — из района Быхова на Кричев и Ельню. 3-я танковая группа во взаимодействии с 5-м и 6-м армейскими корпусами наносила удар в обход Смоленска с северо-запада. Противник имел значительное превосходство.

Уже в начале наступления ему удалось осуществить глубокие прорывы в районах Полоцка, Витебска, севернее и южнее Могилева. Наши войска правого крыла Западного фронта вынуждены были отступить к Невелю.

Четыре пехотные дивизии, танковая дивизия, полк «Великая Германия» и другие немецкие части наступали на Могилев. Соединения 13-й армии, упорно оборонявшие Могилев, были окружены.

Круговую оборону города держал 61-й корпус генерала Ф. А. Бакунина. Около 45 тысяч жителей Могилева вышли на строительство оборонительных сооружений. Две недели отбивали атаки врага защитники города. Совместно с правофланговыми дивизиями 21-й армии, проводившими контратаки в направлении Могилева с юга, они сковывали часть сил 46, 24-го моторизованных корпусов 2-й немецкой танковой группы и нанесли им значительный урон.

В то время, когда противник вел наступление к востоку от Днепра, части 21-й армии форсировали 13 июля Днепр, освободили Рогачев и Жлобин и с боями двинулись в северо-западном направлении на Бобруйск. Главный удар осуществлял 63-й стрелковый корпус. Этим контрударом войска 21-й армии сковали 8 немецких дивизий.

Упорная оборона 13-й армии в районе Могилева, наступательные действия 21-й армии под Бобруйском значительно затормозили продвижение врага на рославльском направлении. Немецкому командованию группы армий «Центр» пришлось перебросить в район действий 21-й армии несколько дивизий с других участков.

В центре фронта продолжались упорные бои с рвавшейся к Смоленску главной группировкой противника. Части 20-й армии, непрерывно атакуя врага и обороняясь на широком фронте, все же не смогли сдержать натиск 9-й немецкой армии. Танковые соединения противника обошли нашу армию и ворвались в Смоленск.

Однако бои в районе Смоленска не только не затихли, а, наоборот, разгорелись с новой силой. Ставка срочно создала новый фронт обороны, развернув его в тылу Западного фронта.

Еще 14 июля, в период боев на подступах к Смоленску, был организован новый фронт резервных армий в составе 29, 30, 24, 28, 31-й и 32-й армий, из которого большинство войск было передано потом в состав Западного фронта. Армии фронта развертывались на рубеже Старая Русса — Осташков — Белый — Ельня — Брянск. С целью прикрытия Москвы на дальних подступах к ней,18 июля было принято решение создать новый фронт можайской линии обороны, куда предполагалось включить формируемые 32, 33, 34-ю армии.

Для ликвидации создавшегося крайне опасного положения Ставка решила передать командующему Западным фронтом маршалу С. К. Тимошенко 20 стрелковых дивизий из армий Резервного фронта. Эти дивизии вошли в состав пяти армейских групп, которыми командовали генерал-майор К. К. Рокоссовский, генерал-майор В. А. Хоменко, генерал-лейтенант С. А. Калинин, генерал-лейтенант В. Я. Качалов, генерал-лейтенант И. И. Масленников.

Маршал С. К. Тимошенко по указанию Ставки поставил этим группам задачу — нанести контрудары из района Белый — Ярцево — Рославль, в общем направлении на Смоленск, ликвидировать прорвавшиеся войска противника и соединиться с основными силами войск фронта, упорно дравшимися в окружении в районе Смоленска.

Во второй половине июля бои в районе Смоленска и восточнее его приобрели еще более ожесточенный характер. На всем фронте враг наталкивался на активное противодействие частей Красной Армии.

23 июля начали наступление войска 28-й армейской группы из района Рославля, а 24 и 25 июля — группы войск 30-й и 24-й армий из района Белый — Ярцево. В обход Смоленска, с севера и юга, двинулись войска 16-й и 20-й армий. Противник сразу же подтянул в район Смоленска дополнительные силы и пытался здесь разгромить окруженные войска 16-й и 20-й армий Западного фронта. Сражение носило крайне ожесточенный характер.

При помощи войск группы К. К. Рокоссовского, в составе которой были и танковые части, большинству частей 16-й и 20-й армий удалось вырваться из окружения южнее Ярцева и выйти на восточный берег Днепра, где они соединились с главными силами фронта и перешли к обороне.

46-й мотокорпус противника захватил Ельню и пытался развить удар на Дорогобуж, но был остановлен 24-й армией Резервного фронта.

Для обороны гомельского направления Ставка образовала Центральный фронт, включив в него 4, 13-ю и 21-ю армии Западного фронта, сражавшиеся на рубеже Сеща — Пропойск и далее на юг по реке Днепр.

Смоленское сражение занимает важное место в операциях лета 1941 года. Хотя разгромить противника, как это планировала Ставка, не удалось, но его ударные группировки были сильно измотаны. По признанию немецких генералов, в Смоленском сражении гитлеровцы потеряли 250 тысяч солдат и офицеров. 30 июля гитлеровское командование отдало приказ группе армий «Центр» перейти к обороне. Советские войска закрепились на рубеже Великие Луки — Ярцево — Кричев — Жлобин.

В ходе Смоленского сражения войска Красной Армии, жители города и его окрестностей проявили величайшую стойкость. Ожесточённейшая борьба шла за каждый дом и улицу, за каждый населенный пункт. Задержка вражеского наступления на главном направлении явилась крупным стратегическим успехом. В результате его было выиграно время для подготовки стратегических резервов и проведения оборонительных мероприятий на московском направлении. Под Смоленском родилась Советская Гвардия. Здесь 14 июля 1941 года, в боях под Оршей, батарея капитана И. А. Флерова впервые применила установки реактивных минометов — легендарные «катюши».

Гитлеровское военно-политическое руководство, командование и сами немецкие войска убедились в мужестве и массовом героизме советских солдат. Теперь они знали: чем дальше война продвигается в глубь страны, тем труднее она становится для них.

На западном направлении после тяжелейших сражений в районе Смоленска бои временно стихли. Обе стороны приводили войска в порядок и готовились к грядущим событиям. Сражения не прекращались только в районе Ельни. Ельнинский выступ, захваченный немецкими войсками, был очень выгодным исходным плацдармом для удара на Москву. Немцы стремились удержать его во что бы то ни стало.

На ленинградском направлении противник продолжал наступательные действия. Но, несмотря на успехи, ему не удалось с ходу прорваться через оборону советских войск и выйти на ближние подступы к Ленинграду.

В период Смоленского сражения группа немецких армий «Север» пыталась подойти к Ленинграду через Лугу. 12 июля 41-й моторизованный корпус врага прошел вдоль Ленинградского шоссе к Луге, но был остановлен. Однако, нащупав слабое место в обороне в районе Кингисепп — Ивановское, войска 4-й танковой группы противника быстро перегруппировались из района Луги и прорвали нашу оборону, но были остановлены подошедшими резервами.

Другая группа войск противника, пытавшаяся выйти к Новгороду и далее на Чудово, встретила упорное сопротивление и успеха здесь не достигла. Наступавший моторизованный корпус противника был атакован частями 11-й армии в районе Сольцы. Контрудар 11-й армии был хорошо организован. Его поддержала авиация. Противник начал поспешный отход. Преследуя вражеские войска, части 11-й армии нанесли им большие потери. Если бы не помощь подоспевшей 16-й немецкой армии, 56-й мехкорпус Манштейна был бы уничтожен. С подходом дополнительных сил противника 11-й и 27-й армиям Северо-Западного фронта пришлось отойти на рубеж Старая Русса — Холм.

Группа армий «Север», наступавшая в составе двух армий и одной танковой группы, встретив упорное сопротивление на Лужском укрепленном рубеже, в районе Дно, на рубеже Старая Русса — Холм, а также в районе Кингисепп — Сиверский, понесла большие потери и без дополнительного усиления уже не могла наступать на Ленинград.

Итоги Смоленского сражения, возросшая активность и сила сопротивления войск Северного, Северо-Западного фронтов, Балтийского флота и авиации проделали серьезную брешь в плане «Барбаросса».


Гордость и надежда Российской армии

2 сентября в Российской армии отмечается праздник – День российской гвардии. Он был учрежден на основании Указа Президента РФ № 2032 от 22 декабря 2000 года «Об установлении Дня Российской гвардии» в целях возрождения и развития отечественных воинских традиций, повышения престижа военной службы.

Гвардией традиционно называли отборную, привилегированную, лучше других обученную и экипированную часть войск. Это было ядро армии, вооруженные отряды, состоявшие непосредственно при монархе, часто выполняющие функции его личной стражи. Назначение в гвардию считалось большой честью. Кандидаты в гвардию должны были пройти через горнило сражений, иметь военное дарование. Солдаты отбирались в гвардию не только по внешним данным, как ошибочно полагают многие, а, в первую очередь – за умелое владение оружием, за «быстрый ум», за мужество, самоотверженность и храбрость в бою. Разумеется, учитывались и хорошие физические данные. Стремление стать гвардейцем было одним из главных стимулов военных людей прошлого, проявлявших как служебное рвение, так и храбрость в бою. И было ради чего. Привилегированность гвардии, в сравнении с обычными армейскими частями, подчеркивалась особым статусом прохождения службы, особой формой одежды, особыми знаками отличия и значками.

Точной даты образования российской гвардии в истории не сохранилось. Первое упоминание о российских гвардейских частях приводится в исторической летописи российской армии в связи с боевыми походами войск Петра I под Азов и Нарву. Участие русской армии в Нарвском походе в начале сентября 1700 года едва не закончилось полным разгромом. Только благодаря мужеству и самоотверженности лейб-гвардии Семеновского и Преображенского полков часть армии была спасена.

Гвардейские полки участвовали не только во всех значительных сражениях Северной войны 1700 — 1721 гг., но и в Персидском походе 1722 — 1723 гг., в русско — турецких войнах 1735 — 1739 гг. и 1877 — 1879 гг., в войнах с наполеоновской Францией и в Первой мировой войне.

В 1918 году вместе с расформированием царской армии были упразднены и гвардейские части.

Второе рождение гвардия пережила во время Великой Отечественной войны. Произошло это 18 сентября 1941 года под Ельней. Там в результате контрудара войск Западного и Резервного фронтов впервые была разгромлена крупная группировка противника, а город освобожден. Четыре стрелковые дивизии приказом наркома обороны СССР № 308 были переименованы в гвардейские.

К концу войны Советская гвардия насчитывала 11 общевойсковых и 6 танковых армий, 39 стрелковых, 7 кавалерийских, 12 танковых, 9 механизированных и 13 авиационных корпусов, 128 стрелковых, 17 кавалерийских, 47 авиационных, 6 зенитноартиллерийских дивизий.

Советская гвардия, родоначальница гвардии нынешней российской армии, родилась в огне сражений. Но в то же время в составе советской гвардии были части и соединения, которым звания гвардейских присваивались при формировании: это полки и дивизии реактивной артиллерии.

Гвардия Великой Отечественной войны — это плеяда героев, имена которых никогда не померкнут. В их числе В.С. Петров, командовавший 248-м гвардейским истребительно-противотанковым артиллерийским полком и после потери обеих рук. Вторую Золотую Звезду Героя он получил гвардии майором. Все три Звезды Героя Советского Союза А.И. Покрышкин получил в составе одного и того же полка — 16-го гвардейского истребительного авиационного. Последнюю — исполняя должность его командира. Заместителем командира 176-го гвардейского истребительного авиаполка сражался с врагом другой прославленный ас второй мировой войны — И.Н. Кожедуб. В 63-м гвардейском истребительном авиаполку совершил подвиг, ведя воздушные бои с протезами вместо ног, гвардии старший лейтенант А.П. Маресьев, заместитель командира эскадрильи. Гвардии рядовым навсегда вошел в историю А.М. Матросов, закрывший грудью амбразуру вражеского дзота и навечно зачисленный в состав родного ему 244-го гвардейского стрелкового полка.

В молодой армии новой России сохранено высокое и почетное гвардейское звание, унаследованы традиции фронтовиков. Сегодня в составе Вооруженных Сил РФ находятся гвардейская танковая Кантемировская дивизия, гвардейская мотострелковая Таманская дивизия, гвардейская мотострелковая Прикарпатско-Берлинская дивизия; гвардейская отдельная мотострелковая Севастопольская бригада; гвардейские соединения ВДВ, другие гвардейские части и корабли ВМФ.

Гвардейцы конца двадцатого столетия верны законам гвардии, выработанным и закрепленным их предшественниками. Яркой страницей в новейшей истории российских гвардейских частей стал подвиг 6-ой роты 104-го гвардейского парашютно — десантного полка под Улус — Кертом.

Сегодня важно сберечь само понятие «гвардия», сохранить его в чистоте и почете. Хочется верить, что все-таки настанет время, когда мы сможем по-новому комплектовать свои элитные части, отбирать для них действительно лучших, самых достойных, оснащать первоклассной техникой и оружием, создавать условия для образцового быта, внешнего вида, поистине гвардейской полевой, воздушной и морской выучки.

Виктория Доронина


Рождение Советской гвардии

Днем рождения советской гвардии считается 18 сентября 1941 г., когда в соответствии с решением Ставки Верховного Главнокомандования приказом наркома обороны СССР № 308 были переименованы в гвардейские четыре стрелковые дивизии: 100-я стрелковая дивизия (командир генерал-майор И. Н. Руссиянов) в 1-ю гвардейскую, 127-я стрелковая дивизия (командир полковник А.З. Акименко) во 2-ю гвардейскую, 153-я стрелковая дивизия (командир генерал-майор Н.А. Гаген) в 3-ю гвардейскую и 161-я стрелковая дивизия (командир полковник П.Ф. Москвитин) в 4-ю гвардейскую стрелковые дивизии. Эти соединения геройски сражались с немецко-фашистскими захватчиками под Минском и Смоленском и решительно действовали в боях под Ельней.

Ельнинская операция проводилась с 30 августа по 8 сентября в ходе Смоленского сражения 1941 г. с целью ликвидации ельнинского выступа.

Ельнинский выступ образовался в середине июля 1941 г. в результате прорыв 2-й танковой группы противника южнее Смоленска. Немецко-фашисткое командование использовало этот выступ в качестве выгодного плацдарма для возобновления наступления на Москву. Войска 24-й армии генерал-майора К.И. Ракутина попытались ликвидировать Ельнинский выступ, но успеха не имели. С 22 по 29 августа 24-я армия провела перегруппировку сил и подготовку к новой операции. Армия была усилена тремя дивизиями. Всего к участию в Ельнинской операции привлекалось 10 дивизий. Войска армии 30 августа 1941 г. перешли в наступление и прорвали вражескую оборону. Отразив контратаки, войска армии к 4 сентябрю глубоко охватили основные силы противника, оборонявшиеся в выступе. Под угрозой окружения противник начал отход. К утру 6 сентября соединения 24-й армии освободили город Ельня. Войска продвинулись на Запад на 25 км и 8 сентября вышли к рекам Устратом и Стряна.

В сражениях Великой Отечественной войны росли ряды советской гвардии.

11 ноября 1941 г. 4-я танковая бригада (командир полковник М.Е. Катуков) была преобразована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду. В начале октября 1941 г. бригада полковника М.Е. Катукова была выдвинута на орловско-мценское направление навстречу прорвавшейся танковой группировке Г. Гудериана. Широко применяя засады, части бригады в течение нескольких дней сдерживали удары двух немецких танковых дивизий и уничтожили в боях 133 танка.

Большой вклад в историю советской гвардии внесли воины-кавалеристы. 26 ноября 1941 г. был преобразован 2-й кавалерийский корпус (командир генерал-майор П.А. Белов) в 1-й гвардейский кавалерийский корпус.

Sunapse » Курс истории России » Военное дело России
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *