Техническая цивилизация и язычество

Современный мир — это мир технической цивилизации, в котором совершенствуются машины, но не улучшается сам человек (не пора ли?). Этот технический мир позабыл Мать-Землю. Цивилизация облегчила человеку жизнь, но и скрыла от него величайшие ценности, и во многом извратила сознание, которое для человека естественно развивать и совершенствовать, если он претендует на звание разумного.

Разбираясь в пороках цивилизации, мы не будем говорить о политических конфликтах и войнах. Временами они имеют первостепенное значение. Они преодолимы в рамках самой цивилизации так же как и живой организм переносит заболевание. Тут нас будет интересовать другое — то, что технической цивилизацией не преодолимо, и что можно назвать ее болезнью. То, что современное язычество не принимает.

Если сказать кратко, то сегодняшняя неверно ориентированная техническая цивилизация лишает человека связи с землею, лишает жизненных сил, питавших человека от начала его появления. Иначе говоря, цивилизация не только наступает на Природу, заменяя ее искусственной средой обитания, она еще и разрывает связь человека с Природой. Этот процесс подчас носит наступательный, агрессивный характер.

Казалось бы, цивилизация создает, например, асфальтовое покрытие потому, что надо ездить автомобилям, а в дождь не пачкать ноги. Это разумная и естественная причина не может быть оспорена. Но язычники осознают, что имеется еще и другая причина, носящая сакральный смысл. И сила цивилизации (как и любой большой общности людей) состоит в том, что сакральность часто сопутствует тому, что называют пользой.

Сакральная тайна асфальтового покрытия, состоит в том же, в чем тайна и всех других благ. Она, как и всякая тайна, лежит значительно глубже представлений о потреблении. Часть этой тайны состоит в том, что техническая цивилизация дает свои ценности человеку только в замен на ценности, данные от Природы. Однако, при этом язычник также осознает, что и это вполне естественно, так как обусловлено самим ходом Природной эволюции — человек, как существо разумное, в процессе своего творчества реализует собственную естественную для Разума функцию, функцию под названием ИЗМЕНЕНИЕ: развивается человеческий Разум — изменяется и среда, которую человек создает и изменяет под свое удобство. С другой стороны, верно так же и то, что в результате создания асфальтового покрытия, человек обретает бесспорное удобство, но лишается прямого контакта с землей, и это ведет к утрате его природных сил, энергий, даваемых Матерью-Землею (самый простой пример для понимания того, о чем идет речь: хотите ощутить энергию Земли — попробуйте походить босиком по земле, и многое сразу вам станет понятно).

Поэтому человек, любящий ходить по земле, может выступать против значительного количества ценностей, являющихся основными для современной технической цивилизации, ориентированой на производство и потребление и, таким образом, порабощающей дух. Таковой начинает порой чувствовать в себе протест против сплошных бетонных и асфальтовых покрытий, потому что подсознательно осознает — они подавляют его. Если человек вынужден бороться за свои интересы и достоинство в рамках цивилизации, то он должен это делать цивилизованными, точнее бюрократическими методами, качественно отличающимися от тех, которые предписала ему в Природа. Однако, на то человек и разумное существо, что в данном случае НЕ следует, словно робот, запрограммированным Природой инстинктивным животным порывам, предписывающим ему уничтожать все мешающее и недопонятое. Человеческий разум способен учитывать наличествующую вокруг объективную реальность и просчитывать варианты решения проблем несколько далее, чем просто на один ход вперед, и поэтому человек, обладающий разумом, вполне способен найти для себя разумный компромисс, позволяющий ему успешно функционировать в реально наличествующей среде, не противопоставляя себя ей грубо (ибо выстоять в таком случае у него практически нет шансов). При этом следует отметить, что все бюрократические процедуры цивилизации противопоказаны здоровью человека, потому они так утомительны. Выматывают они наиболее сильно как раз тех людей, которые наиболее близки к Природе. Эта же бюрократия оказывается естественной для подлинных детей технократической цивилизации, которые не мыслят себя иначе, кроме как всего лишь потребителями ее благ.

Факт в том, что техническая цивилизация, действительно, расслабляет и подавляет человека, часто лишает его воли и делает от себя зависящим. Человек, почитающий Природу, всегда ощущает на себе это мертвящее и потенциально губительное давление технической цивилизации: это естественная плата за удобства изменненой (его же разумом) среды обитания. Человек чувствует агрессивное наступление технической цивилизации на Природу и свой внутренний мир. Но обычно он не догадывается, что одновременно противостоит этой агрессии силой, данной ему от Матери-Земли. Язычник же осознает это.

Чтобы владеть силой земли, надо иметь определенное волевое напряжение. В начале оно может показаться невыносимым. Но очень скоро к этому напряжению привыкаешь и оно начинает доставлять радость, как радует бодрое тело после гимнастики, это напряжение — определенный тонус тела и духа. Постижение язычества возможно только с обретением этого напряжения. Такое напряжение естественно для всего живого. Оно необходимо, чтобы жить в Природе. Цивилизация, через свои блага и удобства, лишает людей надобности в этом напряжении и этим делает их целиком зависящими от себя, делает своими рабами.

Есть сильные люди, которые принимают радикальное решение расстаться с благами цивилизации — уходят жить в глухие места, строят там жилища и возделывают землю. Но, во первых, таких единицы, а во вторых, их личный выбор отнюдь не означает того, что все остальные должны следовать их примеру, и в третьих, отнюдь не означает, что это единственный способ решения возникающих проблем. Разумным решением будет найти тот компромисс, который устраивает его лично. Действительно, основная масса и телом и душой принадлежит цивилизации, и она делает с ними что хочет. Поэтому утрата многими людьми свободы и счастья естественна. Это следствие рабства у технической цивилизации и плата за ее удобства. Человек может быть богат или беден, это не имеет решающего значения, но если он глуп, то цивилизация легко порабощает его и на протяжении всей жизни господствует над ним: она по хозяйски прививает ему свои культурные стереотипы, навязывает нормы отношений, стимулирует потребительские инстинкты. Спрашивается, а зачем разумному человеку быть столь внушаемым, чтобы «прививаться», принимать «навязанное» и «стимулироваться»? он что, растение?

Цивилизация требует от человека соблюдения общественных законов. Это естественно. В Природе, животные, объединенные в большие группы или стаи, так же подчиняются определенным законам. Это не вызывает возражения, ибо логично: это необходимо для выживания и успешного функционирования в наличествующей среде. Но, цивилизация действует еще и другими методами, которые не могут быть включены язычниками в разряд законных (то есть, «изящных» с точки зрения Этики и «оптимальных» с точки зрения Логики).

Современная техническая цивилизация загнала себя в порочный круг развития производства и ускорения сбыта продукции. Через это и осуществляется технологическое рабство. Для одних рабство состоит в том, что они вынуждены производить, а для других в том, что обязаны потребить произведенное. Нельзя не заметить тот факт, что к рабству у такой цивилизации гораздо более ведет обязанность потребить ее продукт. Ведь потребление — это одно, а производство как таковое — это все-таки творческий процесс, являющийся естественным для разумного существа, которым должен быть человек. В этом факте о потреблении заключена своеобразная магия: чтобы околдовать(очаровать) вернее всего, надо заставить что-то заколдованное взять или съесть. И именно поддержанием этого «очарования» и занимается современная техническая цивилизация, производя не только сами товары, но и накапливая их полуреальные (либо вообще виртуальные) имиджи, образы, репрезентации, и всецело живя ими.

Известно, что вперед вырывается производитель, который создает товар с наивысшими потребительскими качествами и ориентируется на основную массу потребителей. А поскольку таковая масса неестественно ленива и не сильно обременена интеллектом, то производитель (спрос рождает предложение) выдает на-гора товар, вызывающий минимальное напряжение сил со стороны массового потребителя (то есть, стимулирующий лень), а значит, доставляющий ему наибольшее расслабление и наибольшее отклонение от естественного природного состояния. Именно этот товар первым и покупает в магазине массовый потребитель. Конечно, товар товару рознь. Есть товары, освобождающие от тупого рутинного труда, вроде стиральной машины, которые позволяют высвободить бесценное время. Но для чего? Современная техническая цивилизация, в следствие своей неверной ориентированности, нашла самый противоестественный для разума и самый абсурдный ответ на этот вопрос: оказывается — для потребления других товаров(!). Например, вроде многих неумных компьютерных игрушек, которые бесцельно это время съедают и держат человека многие часы в физически пассивном состоянии (при этом, компьютер создан как раз для работы, а не для игры).

Техническая цивилизация, запертая в заколдованном круге производства и потребления, не заинтересованна в том, чтобы человек жил какое-то время суток сам по себе, не потребляя ее продукта, также как и не заинтересована, чтобы человек интеллектуально развивался: ведь гораздо эффективнее «очаровать» и запрограммировать на потребителение товаров интеллектуально неразвитого (и потому легко внушаемого) человека, нежели умного. Достигается это посредством «пряника» — предложением простоты, удобства и полезности потребления, демонстрацией (с помощью рекламы) примеров того, как хорошо и замечательно потреблять. В результате, идеалом цивилизации оказывается абсолютно расслабленный, во всем зависящий от нее потребитель: своеобразная жировая клетка, существование которой в организме, кстати, вовсе и не обязательно. В конечном итоге, это человек с захиревшей душой и хилым телом: «жировая клетка», существующая лишь для поддержания товарно-денежного оборота. Он покорен рекламе и прессе. По поводу таких людей, польский язычник Станислав Подшебовский сказал, что «их музыка — это музыка негров, их пища — в забегаловке Макдональд, их книги и фильмы — детективы и боевики из Голивуда». Добавим, что их работа — это обслуживание друг друга и возня в офисе. Таков образ жизни современного человека нынешней потребительской технической цивилизации, которая медленно но верно захватывает все человечество.

Фактически, ориентированная таким образом цивилизация не заинтересована, чтобы человек был разумным существом: для поддержания товарно-денежного оборота выгоднее всего иметь в качестве потребителя — готовую купить то, что внушат — серую усредненную массу. Это демонстрирует, вобщем-то, банальный факт, что если не пинать человечество сапогами под зад и не гнать его к неким вершинам, то оно опускается в ближайшую лужу с теплой грязью и начинает хрюкать (самые наглядные примеры этого — современные США и Россия).

Поэтому вовсе не удивительно, что и следствия из такой системы миропостроения получаются совершенно никуда не годные. Фактически, такая цивилизация совершила недопустимую ошибку: превратила средство в цель. Когда единственный смысл и единственная цель — ДЕНЬГИ и все что с ними связано, тогда это постепенно и неумолимо ведет к нивелированию разумного существа до уровня животного: бесконтрольное потребление ради потребления и окончательная интеллектуальная деградация, а фактически — превращение общества, построенного на этих анти-разумных принципах, в заплывшего жиром толстяка, неспособного передвигаться и соображать. Такая модель государства и общества попросту не выдержит конкуренции с другими моделями общественного устройства и вскоре вынуждена будет сойти с дистанции. А на смену ей придет другая цивилизационная модель, организованная более разумно.

Техническая цивилизация также ломает характерные времена и ритмы биологической жизни человека. Это ведет к более быстрому износу организма и гибели его без потомства. При этом следует особо заметить, что, применительно к основной массе людей, порабощенной потребительской цивилизацией, последнее (НЕоставление потомства) является положительным фактом для цивилизационного организма вцелом, ибо «жировые клетки» и не должны размножаться, иначе организм цивилизации попросту «заплывет жиром» — что не только «крайне неизящно» (с точки зрения Этики), но и «не является оптимальным» (с точки зрения Логики); но что, между тем, фактически УЖЕ произошло с современной технической цивилизацией вследствие ее неверной ориентированности.

Известно, что у человека есть свои биологические периоды. Есть время детства, юности, зрелости, время выращивания детей, время осмысления жизни. Все они имеют вполне определенную длительность, которую трудно изменить без определенного насилия. Например, время взросления человека может занять от шестнадцати до двадцати пяти лет. Время вынашивания матерью плода восемь-девять месяцев. Время сна — примерно третья часть суток, время обеда от десяти минут до получаса. Если человек будет хватать пищу за считанные минуты, его желудок будет не успевает переваривать ее (в том числе и из-за этого, например, 70% американцев имеют избыточный вес). Женщина не может родить за пол года. Ребенок не взрослеет за пять лет, а человеческая зрелость едва ли приходит до двадцати. Наилучшая репродуктивная способность мужчины наступает к сорока годам, но для этого надо вести здоровый образ жизни. Подобное имеет место и в животном мире — лучшее потомство рождается от матерых, крепких самцов, которые побеждают в брачных играх, а молодые петушки оказываются до времени не у дел.

При этом возникает вопрос: если возможность ускорения процессов жизнедеятельности людей ограничена, то что же делает с человеком современная цивилизация? Оказывается, она поступает против периодов его биологических времен, и часто требует ускорения их до пределов возможного. Техническая цивилизация фактически требует, чтобы человек поддерживал ее производство-потребление и только ради этого суетился и бегал, чтобы ему было НЕКОГДА. Некогда рассматривать в саду цветущее дерево, заниматься искусством, познанием, творчеством... Она гоняет его как раба (и, собственно, так ему и надо, ибо сам виноват). Жизнь в естественных для человека ритмах становится непозволительной роскошью, совершенно невыгодным делом. Техническая цивилизация заинтересованна в сокращении периодов биологических времен и ускорении ритмов жизни, ибо тогда быстрее происходит товарно-денежный оборот, в чем единственно и заинтересована (по большому счету) современная цивилизационная система.

Соответственно, замкнутость на потреблении для разумного человека, члена такого технократического общества, не является оптимальным решением (при выборе своего стиля жизни). Для человека, претендующего на звание разумного, гораздо более достойным является приоритетно ориентироваться на то, что, собственно, и отличает его от животного: на Разум и его динамические свойства, то есть — на обработку и генерацию информации (Познание и Творчество), при этом, ограничивая необходимым минимумом свои бытовые потребности, дабы сохранить свободным свой дух и не попасть (вслед за слаборазумным большинством) в рабство к технической цивилизации. Именно так и строят свою жизнь многие творческие личности, являющиеся существами разумными.

Чтобы осмыслить ненавязчивый гипноз телевидения — примерить к себе новую одежду или понять, нужен ли вот этот рекламируемый товар — требуется время. Это по-человечески естественно. Неестественно, когда человек не успевает осмыслять поток информации и некритично принимает его (как известно, некритичность — следствие инфантильности сознания), когда модные тряпки надеваются срочно вслед за стредне-стадным большинством, а, например, картины покупаются у художника только за его имя. Мода оказывается одним из насильственных механизмов нарушения времен и ритмов жизни человека. Разумеется, ускоренный ритм идет во вред здоровью. Человек не может жить в условиях непрерывной гонки. Это не сопоставимо с его биологией и ведет к износу тела и психики (а не пора ли это совершенстовать?), исчерпывает энергию человека, так, что он не удовлетворяется, а просто устает без чувства радости. У людей не остается времени на свои биологические функции (применительно к некоторым из которых, все же, это хорошо, ибо подобное перенаправление энергии соответствует целям разума — познанию и творчеству).

Поэтому в больших городах люди вымирают. Большие города не воспроизводят своего населения и являются как бы гигантскими стоками человеков, которые идут туда и не возвращаются — это лишь констатация факта; никто и не утверждает, что ВСЕ должны непременно размножаться. Так было с рабами в каменоломнях Египта, так же действуют форпосты современной промышленной цивилизации. Разница в том, что современный человек не догадывается, что он обделен как и раб древности. Он сам себя лишил — в следствие собственной глупости и слабости — времени и сил, и это равно тому, что он добровольно лишил себя свободы. При этом известно, что рабство, существовавшее в древнем мире, в прогрессе истории исчерпало себя и в последствии было заменено на более эффективную (по тем временам) модель организации социума.

Мы лишь констатируем факты и намечаем возможные пути выхода из кризиса человеческой цивилизации, а не призываем «жалеть» либо «спасать» рабов современной технической цивилизации — в конце концов, пусть они остаются таковыми, уж если им это нарвится, и пусть не размножаются и не плодят себе подобных, чтобы по эффекту снежного кома не усугублять наличествующие проблемы. Жировые клетки и не должны размножаться: с помощью разумной и сбалансированной диеты накопившийсмя жирок надо постепенно и естественным образом сгонять. Тело должно быть подтянуто, мышцы должны быть развиты, мозг должен работать в полную силу.

Сила нынешней цивилизации заключена не только в промышленной, но и в идеологической мощи. Рабство, подчиненность человека цивилизации, определяется идеологией, распространяемой средствами массовой информации. Под словом «идеология» здесь понимается не политическая идея, противостоящая другой идее (возможно, такой же негодной по качеству). В идеологию теперешней цивилизации включаются идеи создания карьеры, накопления индивидуальных средств и стимулирование потребительства, что фактически превращает человека в животное: забота о росте в иерархии, накопление запасов пищи и ее потребление — только в гораздо больших масштабах и в гипертрофированном виде. Для всех примерно одна схема. Цивилизация непрерывно ведет пропаганду жизненного уклада, при котором человек становится ее добровольным распространителем.

Есть люди, которые кажутся окончательно порабощенными цивилизацией. Их признаки таковы: вера товарной рекламе и тому, о чем вещают в средствах информации; повышенный интерес к видеопродукции; неприменное следование моде, потребность в смене бытовой обстановки, одежды, используемых в быту вещей; признание массовой культуры за должную и единственную; твердая жизненная ориентация в сторону накопления, которое оказывается самоцелью. Их так же характеризует отсутствие тех самостоятельных устремлений, которые НЕ формируются средствами пропаганды; стремление к жизненному уюту, при котором жизнедеятельность требует минимума усилий; отсутствие духовных и творческих побуждений, что отнюдь не характеризует существо как «разумное». При этом, у них все должно быть «как у людей». За истину они принимают свою сытую и уютную выгоду, либо вообще не обременяют себя размышлениями на темы о данных понятиях.

Это желанные для цивилизации потребители. Их потребительский аппетит останавливает лишь смерть или опустевший кошелек. Вследствие собственного уровня развития интеллекта, они и не догадываются, что возможен другой образ жизни и иная система ценностей. В жизни они выглядят как законопослушные граждане, но пойдут на любое преступление, если оно будет покрыто и не приведет к нарушению состояния их комфорта. Естественно, уровень их культуры низок, а мышление приземлено, способность логически мыслить притуплена либо отсутствует в большинстве случаев. Такие люди беспринципны и легко зомбируемы. Особенности таких средне-стадных индивидуумов — это следование эмоциям вместо разума, легкая внушаемость, плюс негодование по поводу того, что кто-то стремится от них отличаться.

Одновременно с этим, они также характеризуются усталостью и отсутствием сил, энергии, способной толкнуть их на не регламентированное цивилизацией действие, которое иногда требует их внутренняя Природа. По этой причине, они всю жизнь чувствуют себя неудовлетворенными, даже несчастными. Они представлены в телесериалах, где богатые плачут. Так, внутренняя природа человека может требовать ночевки в палатке в лесу на снегу, а он пытается задавить в себе это покупкой какого-либо нового товара. Ведь он услышал рекламную песню о парне, страдающем без этого товара... Если таковыми оказывается подавляющее большинство, то цивилизация обречена. Ее представители через одно-два поколения вымрут (скатертью дорога), и значит сейчас они продолжают существовать только по инерции. Они уже лишены силы Природы, которая изначально поддерживала их как рожденных Матерью-Землей.

Возможно, современная цивилизация уже обречена, и уже ничего нельзя сделать. Хотя сейчас она и выглядит привлекательно, но подверженное ей общество уже мертво. Оно доживает как огромное старое дерево, сгнившее изнутри, но имеющее снаружи остатки зеленой кроны. Это дерево будет еще долго производить впечатление своим величием, еще сменится человеческое поколение, прежде чем его повалит ветер (или будет выкорчевано и распилено на дрова), но оно уже обречено и мертво, хотя и кажется (некоторым) незыблемым и вечным.

Это явление, если ему не будет найдено способа противостояния, в конечном итоге приведет к тому, что все человечество либо вымрет, либо само себя уничтожит. Отметим, что последнее гораздо более вероятно, учитывая растущую интеллектуальную деградацию человеческого вида. Неразумные существа попросту не будут способны понять, что сотрудничество выгоднее драки, и, следуя за эмоциями, реализуют именно последний, наихудший, вариант (драку в глобальном масштабе), так как это потребует от них минимального количества ума, ибо большего у них уже не останется.

В мире комфорта и расслабления человек не может полноценно жить и продолжать свой род, потому что деградирует не только его мозг, но и его физиологический аппарат. Человек не способен рожать и воспитывать детей не только потому, что нет времени или средств, но и потому, что расслаблен. Эта расслабленность ведет и к разрушению семей, поскольку семья, как природное явление, требует постоянного волевого напряжения. Однако, следует заметить, что далеко не все имеют необходимые навыки и достаточную квалификацию, чтобы воспитывать полноценных и развитых во всех отношениях детей, могущих действительно стать homo sapiens sapiens — «людьми разумными-преразумными» (выражаясь научной терминологией). Как правило, максимум, на что способны родители из описываемой серой массы, порабощенной технической цивилизацией, это на воспитание таких же как и они — необремененных интеллектом потребителей. Таким образом получается очередной — демографический — замкнутый круг внутри уже существующего замкнутого круга производства-потребления современной цивилизации.

Соответственно, надо создавать условия, при которых глупых становилось меньше, а умных — больше; и подробный перечень продуманных и взвешенных мер, способных обеспечить постепенное развитие этого процесса, уже существует. Если не обращать внимания на завывания гуманистов, аппелирующих к этике, а подходить к этому вопросу здраво, используя логику, то мы приходим к, в общем-то, простому выводу, который может быть сформулирован так: количество детей должно варьироваться в зависимости от текущей демографической обстановки в конкретном регионе, а низкоинтеллектуальные и неквалифицированные граждане, не способные воспитать достойного и разумного члена общества — признанные таковыми после несдачи  ряда специальных тестов и экзаменов на «родительскую проф-пригодность» — в идеале вообще не должны размножаться (или же — платить за право иметь себе подобных). У человека будущего (в принципе) может быть до 3-х матерей: генетическая — та, что дает яйцеклетку, потом та, что вынашивает плод и, наконец, фактическая — та, что воспитывает. Цивилизация — это специализация, и чем выше уровень цивилизации, тем больше разделение функций. "Люди, более всего вопящие об экологии, менее других способны внести свой вклад в развитие планеты. Представляется очевидным, что начать нужно с того чтобы устранить источник проблемы. Проблема эта, конечно же — люди. Устраните людей — и вы избавитесь от проблем, которые они так жаждут устранить. Диванные либералы, благоговейно разглагольствующие об экологическом долге были бы в ужасе от введения тоталитарных мер по принудительному контролю рождаемости. Они кричат: «Власть народу!» Власть делать что? Заваривать еще большую кашу? " © ASL

Животные так же не охотно плодятся в неволе. Их помещают в зоопарки, где они лишаются своего естественного напряжения — своего жизненного тонуса. Как и современные люди, они лишились необходимости в напряжении сил — их кормят, им ограничивают пространство для перемещения. Нынешним людям же — предложены транспорт и лифты, которые удобны, но выполняют ту же роль. Выпущенное в природу из зоопарка высокоорганизованное животное погибает. Чтобы оно смогло вернуться в естественную среду, нужны долгие тренировки. Такое животное норовит вернуться в клетку.

Цивилизация оторвала человека от естественной среды обитания, лишила его этим должного жизненного тонуса и постаралась компенсировать его своими благами — техническими средствами. По сути, это то же, что отрезать ногу и поставить вместо нее совершенный протез. С любым протезом оказываешься обделенным (хотя, ЕСЛИ такой манипулятор функционирует лучше и эффективнее чем, например, потеряная рука, то почему бы и не иметь таковой протез?). Эта ситуация понималась людьми во все времена, и в разные времена предлагались из нее различные выходы. Среди них есть радикальные, такие как уход от мира в монахи, в разбойники или в «Робинзоны». Большая же часть человечества ограничивается разумными полумерами — поддерживает свой тонус через спорт или рабочие нагрузки, в результате экономической конкуренции или борьбы за кусок хлеба. Однако, этого недостаточно, так как кризис современной цивилизации гораздо более обширен: именно это мы и рассматриваем в данной работе.

Столь важные, хотя часто уродливые и неприятные, конкуренция или борьба за биологическое выживание — бесплатное приложение к современной цивилизации. Они возникают сами собой, и по понятным причинам цивилизация считает своим долгом снижать их остроту. Но если создается общество, где эти явления полностью ликвидированы, то вырождение (деградация) его членов начинает идти ускоренными темпами. Так, в 1999 году, офицерам немецкой армии, перед отправкой в Косово психологи были вынужденны объяснять, что есть такое явление как риск, что их могут убить и это надо принимать как естественное явление. Настолько даже военный человек ослаблен цивилизацией.

На эту тему вырождения есть исследование И.Р. Шафаревича: «Социализм как явление мировой истории». Поэтому мы не можем сказать, что приведенные нами аргументы нацелены исключительно против капитализма. Если бы в мире победил коммунизм, то качество проблем цивилизации было бы иным, но и в этом случае потребовались бы решения для выхода из смертельно опасного тупика.

Опасность технической цивилизации, мы связываем со становлением неразумно ориентированой технической среды обитания людей, которая порабощает человека. Таковая среда возникает как суммарный эффект действия всех достижений цивилизации. Всякое произведение техники, сделанное для облегчения жизни и взятое само по себе, опасности не представляет. Опасность представляет отношение человека к этому достижению и неразумное его использование. Из отмеченного наглядно видно, что фактически, опасность для человека представляет его неумение пользоваться Разумом. Уж если он дан человеку Природой, то почему бы его надлежащим образом не использовать?

Новое, «пожирающее» качество технической среды максимально проявляется тогда, когда она нарушает контакт человека с естественной средой, с Природой. И, при неразумном исполнении (а на большее человек чаще всего не способен), следствием этого наступает его собственное вырождение.

Казалось бы, человеку на асфальте, среди бетонных и стеклянных строений, остается Небо. Но и оно, обычно содержит в себе облака смога. Газоны с травой и насаждения в таких условиях выглядят, как арестанты, лишенные права выполнять роль естественной среды.

Человек потому и человек, что всегда создавал жилище и предметный мир, который можно было бы называть технической средой. Но, выходя за дверь дома, человек попадал в Природу — шел по земле, дышал естественными запахами, видел поля, лес, горы, озера, мог всего этого коснуться. Его орудия были большей частью приспособлены для работы в естественной среде. Человек в природной среде, без дома и орудий — не человек. Но остается ли он человеком без Природы, только в технической среде обитания? Мы находим, что при этом он медленно изменяется. Как самый распространенный вариант, с ним может происходить следующее:

1. Утрачивается смысл понятий родная земля, нация, народ, традиция, культура.

2. Появляется абстрактно-безразличное отношение к Природе. Выходя «на природу», такой человек калечит ее и засоряет.

3. Ценностным ориентиром становятся деньги и потребление.

4. Мотивы поведения упрощаются, человек становится легко предсказуем.

5. Не создается семьи, не рождаются дети.

6. В сознании закрепляется установка «после меня хоть потоп», «на наш век хватит».

Результатом таких изменений в ориентации сознания оказывается вымирание, которое сейчас наблюдается в тех странах, которые попали в замкнутый круг производства-потребления.

Первое из перечисленных положений нуждается в толковании. Фактически оно говорит, что в технической среде обитания утрачивается понятие патриотизма. Действительно, одна и та же техническая среда при желании может быть создана в любом месте, в любой стране. Язык обслуживания и эксплуатации этой среды является международным и состоит из отдельных команд, не имеющих в себе чувственного начала ни одной нации. Вместо патриотов родной земли мы обнаруживаем патриотов компьютерной техники. Естественная же среда своей земли, как правило, уникальна, и если человек к ней привязан, то он становится ее патриотом. Хотя, с другой стороны, остается открытым вопрос: а зачем разумному человеку быть «привязанным» к чему либо ВООБЩЕ (и не только к малой родине) ? Достойно ли разумного человека быть «привязанным» ? Он что, собака на цепи?

При этом следует отметить тот природный биологический факт, что для человечества как единого биологического вида «homo sapiens sapiens» (полное научное название) — Мать-Земля и есть общая Родина. Поэтому: не пора ли решить, наконец, «человеку разумному-преразумному» — что выгоднее? Сотрудничество или драка? Совместными усилиями обустраивать наш город или поддерживать конфронтацию с соседями и биться с ними район-на-район? А ведь последнее — это, знаете ли, варварство. Взрослеть уж пора! Тем более — многим современным язычникам: уж коли таковые буквально на каждом шагу заявляют о «совершенствовании до уровня богов» (многие язычники бездумно повторяют вслед за Ницше: «человек — это то, что дОлжно преодолеть», но при этом напрочь забывают, что «животное» тоже нужно преодолевать), при этом, тем не менее, продолжая по-детски лелеять свои узенькие национальные мирки и всячески кичиться своей животной составляющей (расой, национальностью), вместо того чтобы ориентироваться на то, что, собственно, и отделяет человека от животных — Разум. Таковым зашоренным язычникам следовало бы заметить: так уж будьте, наконец, как боги, на которых вы так (на словах) равняетесь — взгляните на нашу общую Планету из космоса. Тогда (возможно) все и поймете: Земля — шарик из грязи, затянутый кашей облаков — и это единственное наше пристанище, где все мы рождаемся и умираем. И что еще нам судить-рядить, делить-воевать? и главное — зачем? ... В сочетании «homo sapiens» первое и второе слово — антагонисты. «Homo» выражает животное начало, «Sapiens» — разумное. Тот кризис, который переживает человечество, есть ничто иное, как кризис гуманистической (хоминистической) культуры. Система, ориентированная на животные ценности себя изжила. Hеобходим переход к новой, «сапиенистической» культуре, идущей не от чувства, а от разума — это единственная конструктивная альтернатива гибели цивилизации. К сожалению, пока это понимают лишь немногие, а времени осталось мало... «Мало кто решается неуклонно и безбоязненно руководится своим разумом и только его мерилом мерить любое явление. Настало, однако, время, когда именно такое мерило следует применить ко всем нравственным, политическим и общественным вопросам, ко всем монархам, министрам, садовникам, философам, к основам наук, искусств итд. Кто неспособен на это, то навсегда останется посредственностью» © Николя Шамфор.

Следующим качественно новым шагом в отчуждении человека от естественной среды становится виртуальная реальность. Здесь человек, не способный рационально планировать свое время, уже полностью отделен от естественной среды. При этом, юношеское сознание может быть сформировано виртуальной реальностью в извращенных формах. Мы обращаем на это самое серьезное внимание: надо учиться разумно использовать технические средства, а не превращаться из разумного существа в их придаток. Техника должна быть средством для человека, а не человек средством для техники.

Развитие этого направления техники в будущем станет столь же ощутимо по последствиям, как открытие распада атомного ядра. Вымирание такого общества, погрузившегося в виртуальную реальность, будет идти ускоренными темпами (скатертью дорога, нечего так глубоко погружаться). Для того, чтобы быть подверженным изменениям сознания, которые тут перечислены, достаточно даже не жить в технической среде, а стремиться к ней, видеть в ней высшую ценность (не следует путать средства и цели, и превращать средство в цель — здесь как раз налицо банальное неумение пользоваться мозгами). Иначе говоря, быть подверженным идеологии цивилизации (а достоен ли свободного и разумного человека факт его «подверженности» какой-либо идеологии? он что, монета под прессом, «подвергающаяся» штамповке?). Такую ориентацию сознания производит сам прогресс, привлекая возможностью потребления благ цивилизации (а зачем разумному человеку на все это непременно «привлекаться» ? он что, муха на липучке?).

Нельзя не признавать факт, что с развитием компьютерной техники, средств глобальной связи и обеспечивающих это информационных технологий, современная постиндустриальная цивилизация выходит на качественно новый этап — информационный, где уже не промышленность\индустрия, а именно информация и все что с ней связано — будет играть приоритетную роль. Поскольку разумные существа должны руководствоваться разумом, уметь мыслить логически и быть реалистами, они должны понимать, что: времена, когда люди ездили на лошадях и не пользовались электричеством, безвозвратно ушли и никогда не вернутся; более того, они и не должны возвращаться. Точно также, невозможно повернуть вспять и современные изменения, обусловленные естественным для разумных существ прогрессом, в данном случае — прогрессом информационных технологий. Это надо признать как факт и — просто научиться разумно использовать данные новейшие средства, не превращая их в цель. Других вариантов решить эту проблему и остаться при этом человеком — попросту нет. Если они у кого либо имеются — пусть их предложит... Есть, конечно, еще один вариант, «эволюционный». Но человеку он меньше всего понравится (неприятие этого варианта идет чисто на эмоциях и без примеси хоть какой-либо логики). Перестать быть человеком. А именно: использовать научные знания человеческого разума и на их основе произвести собственную эволюцию — стать новым биологическим видом, сначала значительно скорректировав, а в дальнейшем кардинально изменив свои биологические параметры с помощью нейрокоррекции, генной инженении, био-кибернетики, клонирования и трансрепликации. Все это НЕ означает «разрыв» с окружающей Природой; напротив(!), такой новый био-киборгизированный вид будет гораздо более способен на то, что можно назвать «духовно-магическим общением с Природой» — благодаря усовершенствованным (и новым) органам чувств и многократно улучшенной работе мозга...

Мы считаем, что периодически возникающее желание человека выходить из технической среды и стремиться к пребыванию в естественной среде, «на природе» — не просто желание сменить обстановку. Это — биологическая потребность. Это — логическое решение. И, соответственно, это одно из возможных разумных решений, которому человек может следовать.

Человек имеет потребности, удовлетворение которых ему жизненно необходимо. К числу таких потребностей относится потребность в еде, сне, жилище, продлении рода. К ним относится и потребность пребывания в контакте со своей естественной средой обитания. До сих пор почему-то считается, что это важно только для животных, что (как минимум) не совсем верно. Ибо в контакте со своей средой заинтересовано любое существо, и человек и не человек. Просто среды бывают разными.

К биологически важным условиям обитания человека мы относим и визуальную плотность населения — то, как часто люди вынуждены видеть друг друга. Техническая среда способствует большой плотности населения. Качественное отличие пребывания человека в природной среде от пребывания в среде технической состоит в том, что в природной среде человек ведет диалог, беседует с Природой, подключаясь к ней как к резервуару энергии, а не посылает команды или выполняет их. У Природы есть свой характер. У техники его не должно быть по самому замыслу, хотя у каждого технаря есть свое особое мнение на этот счет. Все технические ответы человеку предскзуемы, а их разнообразие ограниченно; в самом своем принципе этот так, но ведь и возможности человека объективно ограничены, поэтому на практике предсказать технику далеко не всегда удается. Беседа с Природой происходит на чувственном бессознательном уровне, точнее — на подсознательном уровне. Она может продолжаться бесконечно и после этого остается чувство радости, появляются новые силы.

Беседа с Природой всегда имеет характер духовного общения. Духовная связь может быть только с духовным (следует заметить, что данный термин не определен; например, есть мнение, что дух — это совокупность базовых качеств и особенностей функционирования мозга; то есть, сама личность). В языческом понимании, это в том числе и беседа с духами и предками своей земли. Эта беседа удается только в том случае, когда человек (пусть бессознательно) проявляет к ним уважение, возводит связь с Природой в разряд высших ценностей, поскольку признает себя с нею в родстве. Тогда он склонен к словосочетанию «родная Природа», а беседа с нею понимается как молитва. Природная вера говорит, что общение с Природой родной земли — это состояние единения со своими предками и духами, с великими богами. Это молитвенное состояние для язычника. В нем ломается всякий душевный сор, всякие случайные психические связи, а восстанавливается правильное начало. Душа наполняется жизненной силой, которую дает родная земля (а вы не пробовали магически работать с Природой на территории Финляндии и Швеции? Например, у некоторых русских язычников это получается ничуть не хуже, чем в России...).

Так что основная заповедь язычества — не отделяться от своей Природы (двусмысленно). Природу надо почитать: тогда она дает жизненно важные силы (безусловно). Это почитание состоит не в соблюдении тех или иных ритуалов, а в уделении им своего времени, и в добром отношении к Природе, которым человек руководствуется внутри себя (с этим никто не спорит). Исполнение этой простой заповеди спасает человека от порабощения цивилизацией, а Природу от гибели. Этому надо следовать всегда, независимо от уровня технического прогресса (конечно, ведь это логично).

Эта заповедь означает, что связь человека со своей естественной средой обитания должна входить в число высших ценностей. Здесь следует заметить, что для любого существа пребывание в своей (естественной для него) среде является наиболее оптимальным, то есть, одной из «высших ценностей» (это ведь логично). При этом человек более чем теперь должен стать созерцателем, учиться работать в Природе душой и радоваться этому, он должен ставить себя в равные отношения с Природой, быть более поэтом и снова научиться слагать простые песни о том, что видят его глаза. Из этой заповеди следует, что наша задача НЕ в том, чтобы уничтожить цивилизованный мир (а зачем?), хотя мы и видим его пороки. Наша задача тяжела, но всеже проще: противостоять агрессии технической цивилизации (и лучше всего для этого годятся мозги, нежели иные части тела). Дать людям идею выживания в том мире, который ими создан (логично).

Языческое, Природное мировоззрение опирается на справедливость — на открытость, на естественные возможности человека, однако, не отрицает возможность развития их до сверхвозможностей, и отсутствие злого тайного умысла, ведь это логично: сотрудничество выгоднее драки. Нас интересует возможность нравственно и физически здоровой жизни в условиях современной цивилизации. Вообще, надо понимать, что мы не возрождаем язычество тех — древних веков, а строим язычество XXI-го века. Национальный костюм, фольклор и прочая атрибутика — это средство, а не самоцель. Средство для пробуждения древних архетипов, дремлющих в человеческом сознании, средство обретения почвы под ногами, инструмент для извлечения Знаний из собственной генетической памяти. И нам нет смысла бороться с электролампочками или отказываться от езды на автомобилях. Одно другому не мешает — каждому овощу свой фрукт; или иными словами — все уместно в своем месте: топор на капище, компьютер в офисе. Таков подход язычников современности и Языческой Философии к решению стоящих перед цивилизацией проблем. По нашему убеждению, только такой — разумный подход без киданий в крайности и способен обеспечить в будущем достойное существование человеческой цивилизации и всей Жизни на Земле.

Мы считаем современную техническую цивилизацию порочной (кто бы спорил). В связи с этим, возникает естественный вопрос: какой иной способ мышления возможно противопоставить принятому в цивилизации, чтобы он оказался более привлекателен, чем мышление потребительское? Есть мнение, что — никакой (а как это, кстати?). И есть мнение, что — логический. Нам никуда не деться от пороков цивилизации, и это естественно — побочные эффекты и недостатки есть у всего. Цивилизация разрушает монастыри и возвращает Робинзонов обратно в свое лоно. Бескомпромиссный конфликт с потребительским мышлением ведет к тому, что аристократ духа станивится добровольным Робинзоном, оказывается живущим вне цивилизации и в нищете. Дальнейшая его жизнь уже оказывается от него не зависящей (если у него нет мозгов — именно так и происходит). Суть ее в том, что его потомки с таким образом жизни не соглашаются и уходят обратно в цивилизованный мир, где предаются всем порокам, думая, что в этом и есть истина, а боровшийся с цивилизацией отец был не прав. Таким образом, потомки аристократа духа обязаны погибнуть. К сожалению, это носит характер закона. Поэтому, ориентация всех носителей природной веры на такого рода отказ от цивилизации неприемлем. Это путь отдельных людей или общин. Сам по себе этот путь очень ценен, но он не является основным, поскольку ориентирован на изоляцию (точнее: поскольку он недостаточно эффективен). Соответственно, здесь есть повод задуматься. А зачем вообще такому сознательному и разумному Робинзону «продолжать себя» биологически? Не разумнее ли будет для него «продолжиться в вечности» не в собственных детях, а в своих учениках и последователях? Их ведь больше и количественно и, главное, качественно. Более того, ученики\последователи не только сами приходят, но и их можно выбирать самому, чего не скажешь о рожденных детях. Последнее — своеобразная лотерея, ибо вероятность того, что дети продолжат дело родителей, невелика, тем более для «Робинзонов» разного толка.

Основная задача носителей природного мировоззрения видится в том, что надо здесь, в условиях цивилизации показывать, что людям недостаточно одного потребительского мышления, хотя потребление и лежит в природе человека. Поэтому нашей задачей оказывается не противопоставить себя цивилизации, а дополнить ее — тогда гипертрофированное потребительское мышление сократится до своих естественных размеров, обусловленных логически: зачем иметь больше, чем необходимо? тем более, зачем зацикливаться на этом? Без духовной борьбы (и без включения мозгов) такое дополнение не случится. Человека надо дополнить тем, чем люди жили до появления современной цивилизации. Его надо дополнить опытом предков, что запечатлен в традиционном укладе жизни и культуре, дополнить роскошью неторопливого общения, когда понятны мысли и чувства собеседника, дополнить первобытным инстинктом связи человека со своей Матерью-Землей. В «первобытный инстинкт» входит потребность рожать детей больше двух (хотя, если подходить к этому вопросу логически, количество детей должно варьироваться в зависимости от текущей демографической обстановки, а неквалифицированные граждане, не способные воспитать достойного и разумного члена общества, вообще не должны размножаться), поддерживать свое здоровье естественными способами (тем более, что физ-занятия — это искусство), правильно отдыхать и работать, брать от своей земли не более, чем самому надо (разумно), находить тепло и поддержку у своих друзей и близких (ведь сотрудничество необходимо для выживания).

Действия в этом направлении будут правильными, но для того, чтобы большинство уяснило их значение, а не объявило навсегда ушедшей идиллией, должна быть создано учение, объясняющее современность этого, а главное — необходимость этого (иначе цивилизация погибнет). Слово «создана» не совсем точно, ибо должна быть не создана, а возрождена, вновь найдена древняя идея, древний способ мышления, приводящий сознание к состоянию необходимому для продолжения жизни. Есть мнение, что такой способ мышления потенциально доступен каждому, и называется он логическое мышление — надо всего лишь включать мозги и учиться думать самостоятельно, а не по готовым шаблонам, любезно предложенным методистами от каких-либо религий и прочих «великий идей». Человек древности интуитивно (подсознательно), а потом и осознанно, обладал такой идеей. Через нее он понимал и принимал силу земли, и выживал. Просто, соотношение условий и навыков тогда это позволяло. Ныне же условия кардинально иные, следовательно, нужны иные решения и иные навыки, которые можно принять и приобрести, приоритетно используя голову, а не иные части тела. Ведь способность «интуитивно понимать» напрямую зависит от пластичности нейронов мозга; интуиция — это обработка данных в подсознании с выдачей результатов сознанию в готовом виде. Вы можете себе представить развитую интуицию без механизмов обработки данных и анализа взаимосвязей между ними? (а ведь именно этим и занимается логика — которая не от слабости разума (т.н. «сердца»), а как раз от головы).

Самым прочным фундаментом любого учения является Вера для большинства & Знание для умеющего использовать мозги меньшинства. Поэтому, в частности, большинству современных людей для полноценной жизни требуется Вера, построенная на силе своей земли и Природы. А меньшинство само знает, что ему нужно.

Автор: Велимир, Община «Коляда Вятичей»

(ЯД) Ярослав Добролюбов (коррекция и дополнения)

Sunapse » Курс истории России » История и религия
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *