Нужна ли евреям христианская кровь, или дело Бейлиса: сегодня и 86 лет назад

В октябре 1913 года в Киеве закончился судебный процесс, вошедший в историю под названием «Дело Бейлиса» процесс, расколовший российское общество на сторонников и противников обвинительного приговора по отношению к еврею Менделю Бейлису. Приказчик кирпичного завода обвинялся в ритуальном убийстве подростка Андрея Ющинского с целью извлечения христианской крови для приготовления пасхальной еврейской мацы. Закончился процесс оправдательным приговором. Но кто бы мог подумать, что через 86 лет дело Бейлиса, вроде бы решенное, опять станет предметом дискуссий, поводом для которых станет появление публикаций, в которых утверждается, что, дескать, зарезал еврей христианского мальчика, а проклятые жидомасоны купили всех и убийцу оправдали. Так что же произошло в Киеве более восьмидесяти лет назад?

20 марта 1911 года на окраине Киева в пещере, расположенной близ кирпичного завода, принадлежащего еврейскому фабриканту Зайцеву, гимназисты наткнулись на труп тринадцатилетнего Андрея Ющинского, пролежавшего в пещере, как выяснилось позже, 8 дней. На трупе было множество колотых ран. Сразу же, задолго до судебно-медицинской экспертизы, в органы дознания стали поступать анонимные письма с извещениями, что Андрей Ющинский принесен в жертву евреями с религиозной целью. Версию эту тут же подхватили правые газеты. Тем не менее? у следователей были свои версии убийства: сначала под подозрение пала чета Приходько мать Андрея и его приемный отец, затем, 9 июня, была арестована скупщица краденого Вера Чеберяк. Были веские подозрения, что мальчика убили члены ее шайки, как невольного свидетеля их воровской деятельности, так как убитый дружил с детьми Веры Чеберяк и часто бывал у них в доме.

Между тем, несмотря на то, что первая экспертиза дала заключение о посмертном характере большинства ран на теле убитого, ритуальная версия многими газетами преподносилась как не требующая доказательств. (Стоит сказать, что последующие экспертизы, сделанные уже после того, как труп подвергся разложению и был значительно расчленен после первой экспертизы, доказывали обратное прижизненное происхождение ран, которые можно было бы принять как следствие ритуала. Ставшие достоянием гласности архивные материалы дела Бейлиса доказывают, что последующие экспертизы были частью проведены недобросовестно, частью фальсифицированы). Газета «Земщина» живописала подробности еще не расследованного дела: «Жиды убили нет, не убили, а мучили целыми часами свою жертву, забивая в череп гвозди, вскрывая вены, прокалывая в разных местах все тело, и, наконец, замучили». «Новое время» призывало к расправе над извергами евреями, умучивших христианского младенца. Некоторые активисты патриотических организаций, в частности студент В.С.Голубев из «Двуглавого орла», проводили свои частные расследования. Именно от Голубева в полицию поступила первая информация о приказчике кирпичного завода Зайцева М.Бейлисе, который, по словам то ли видевших, то ли слышавших неизвестных свидетелей, погнался за играющими во дворе детьми, схватил А.Ющинского и уволок его к двум поджидающим неизвестным «в странной одежде».

22 июля 1911 года Мендель Бейлис, 39 лет, иудейского вероисповедания, отец пятерых детей, был арестован, чтобы провести под следствием более двух лет. Нужно сказать, что жертва для обвинения в ритуальном убийстве с целью добывания крови для пасхальной мацы была выбрана более чем неудачная, так как М.Бейлис был человеком нерелигиозным и к пасхальной маце относился также «как и к соленым огурцам». Не раз Мендель Бейлис подвергался осуждению от единоплеменников за работу в субботу и в иудейские праздники, но как говорила следователям жена Бейлиса: «человек он бедный и праздновать нам некогда, а нужно зарабатывать кусок хлеба, чтобы содержать семью». Мало того, Бейлис был в дружбе со священником близнаходящейся православной церкви и помогал ему при строительстве, уговорив хозяина завода отпустить церкви кирпич ниже себестоимости.

7 августа из под стражи была освобождена Вера Чеберяк, а на следующий день неожиданно умирают двое ее детей важные свидетели в деле Бейлиса, так как именно они, по утверждению матери, рассказали ей, что «Бейлис с другими евреями гнался посреди белого дня за Андрюшей Ющинским и куда-то его утащил». Несмотря на то, что версия, по которой убийцы среди бела дня при свидетелях гонялись за жертвой, чтобы потом тайно предать ее смерти, выглядела более чем странно, в последующем обвинении М.Бейлиса она стала основной.

Смерть детей В.Чеберяк всколыхнуло киевское общество. Во всем обвинили евреев, якобы отравивших важных свидетелей. Однако странное поведение матери во время смерти своих детей вызывало подозрение против нее. Даже крайне правые газеты утверждали, что это дело рук матери (не раз грозившей сыну смертью, если он проболтается «легавым»), правда с оговоркой, что сделала она это по наущению евреев. Но версия об отравлении отпала, когда вскрытие показало полное отсутствие яда в телах умерших дети умерли от дизентерии. Правда, некоторые газеты, например «Земщина», призывали не верить результатам экспертизы и писали об экзотическом яде кураре, имеющем свойство растворяться в организме без следов. Только неясно было, каким образом оказался столь экзотический яд на киевской окраине?

Через два года следствия киевская судебная палата утвердила обвинительный акт. Два члена палаты, И.Каменцев и Л.Рыжов, анализируя полную несостоятельность улик против Бейлиса, высказали особое мнение: «...полагаем, что следствие о Менделе Бейлисе надлежало бы прекратить». Нужно сказать, что это особое мнение могло дорого стоит их авторам. В случае осуждения Бейлиса им предстояла отставка без пенсии, что, к примеру, для семьи шестидесятилетнего Л.Рыжова, не имеющей иного источника доходов, кроме жалования главы семейства, стало бы катастрофой. Потомки Леонтия Ивановича Рыжова до сих пор живут в Киеве и по праву гордятся своим мужественным предком.

23 сентября 1913 года судебный процесс начался. К тому времени российское общество раскололось на две части. Правое крыло российской интеллигенции во главе с религиозным философом и писателем В.Розановым выступило в поддержку кровавого навета. Другая часть, выступившая против киевского процесса, опубликовала обращение «К русскому обществу. По поводу кровавого навета на евреев». Среди подписавших были В.Короленко, А.Серафимович, А.Куприн, М.Горький, А.Блок; поставили свои подписи видные ученые и депутаты Государственной Думы всего сто шестьдесят человек. Правая пресса тут же записала их в «шабес-гои» и «жидовствующие». Но воистину сенсацией стала публикация в консервативной газете «Киевлянка», редактором которой был В.Шульгин один из лидеров националистов, написавший через двадцать лет после описываемых событий антиеврейскую книгу «Что нам в них не нравится». В своей статье В.Шульгин обвинил судебные органы в огромном вреде, который будет нанесен монархии этим средневековым процессом. За оскорбление лиц прокурорского надзора В.Шульгина приговорили к трехмесячному заключению, но вскоре он был помилован царем. Против процесса резко выступили и старообрядцы.

Итак, процесс начался, вызвав небывалый интерес не только в России, но и за рубежом. В Киев съехалось множество репортеров из Москвы, Петербурга и столиц практически всех европейских стран. Сторона Бейлиса выстроила защиту в виде обвинения В.Чеберяк и ее воровской шайки. Сторона обвинения активно разрабатывала версию ритуального убийства. Других версий на суде не было. И это иногда заводило процесс в тупик, так как и версия обвинения, и версия защиты имели массу слабых мест. Версия маньяка-убийцы не рассматривалась ни той, ни другой стороне, хотя именно она, скорее всего, была наиболее вероятна. Стоит привести случай, происшедший в местечке Фастово, недалеко от Киева, буквально через месяц после окончания процесса по делу М.Бейлиса. Там также был обнаружен труп мальчика со следами нанесенных ран, число которых насчитывалось около 13-ти. В прессе поднялся страшный шум о христианском мальчике, умученном жидами. Но вскоре выяснилось, что убиенный мальчик Иосель Пашков был евреем, а выявленный следствием убийца-рецидивист Иван Гончарук украинец или, как тогда говорили, малоросс. Начавшаяся вскоре война не позволила следствию выяснить вопрос о причастности Гончарука к гибели А.Ющинского.

Во время процесса стороной обвинения приводилось множество случаев якобы совершенных евреями ритуальных убийств, но все эти случаи были рассчитаны на неосведомленность публики. Пришлось защите опровергать каждый случай, в том числе и те, что приведены в работе В.Даля «Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употребления крови их», изданной в 1844 году. Вообще-то слово «разысканье» по словарю того же В.Даля означает: «исследование, рассмотрение дела по всем источникам», именно «по всем». Уважаемый же Владимир Иванович, столь скрупулезный в толковании различных слов и словосочетаний в этом же щепетильном вопросе, не проявив присущую ему тщательность, опубликовал тенденциозно подобранные публикации различных времен. Чего стоят в его многочисленном списке якобы совершенных ритуальных убийствах даты из времен разгула инквизиции, когда под пытками многие соглашались, что летали на метлах посудачить к ведьмам- товаркам, а иные что не могут уснуть, не выпив стакан-два младенческой крови, закусив жареной печенкой молодой девицы.

Для примера можно привести случай, когда в 1475 году в Триенте жертвой ритуального навета пали несколько евреев, сознавшихся, что в Великий Четверг (четверг Страстной Седмицы) они в синагоге замучили до смерти христианского младенца Симона с целью извлечения крови для приготовления пасхальной мацы. Однако в том году еврейская Пасха приходилась как раз на Великий Четверг 23 марта, то есть началась вечером 22 марта, и именно 22 марта еврейским законом предписывалось употребление пасхальной мацы, которую, надо полагать, приготовили еще раньше. Тогда, спрашивается, зачем нужно было убивать мальчика через несколько дней после приготовления мацы? Ответ вытекает из письма триентского епископа Гиндербаха папе Римскому, в котором он пишет, что евреи сознались в злодеянии после применения к ним несколько раз повторяемых и от раза к разу усиливающихся пыток.

В другом случае двое из евреев, обвиненных в убийстве католического монаха Фомы в Дамаске в 1840 году, даже умерли в тюрьме от перенесенных пыток. Описания пыток, примененных к подозреваемым дамасским евреям, описанные независимым экспертом, посланным на место происшествия крупным лондонским христианским миссионерским обществом, заставляют содрогнуться. Немудрено, что обвиненные, признаваясь в несодеянном, предпочли смерть столь ужасным пыткам. Таких примеров, когда к совершенному убийству евреи не имели никакого отношения, но понесли наказание, можно привести множество. В большинстве случаев сценарий обвинения один и тот же: пропал или зверски убит христианский ребенок или взрослый христианин, свидетелей нет, подозреваются евреи, на основании подозрения предъявляется обвинение, обвиняемых пытают, под воздействием пыток они признаются, дабы принять смерть вместо страшных пыток, которые хуже смерти. Результаты такого вот судопроизводства и включил В.Даль в свое «непредвзятое» розыскание.

Кстати, известны случаи, когда исчезнувшие дети, якобы убитые евреями, вскоре обнаруживались живыми и здоровыми. Так, в 1844 году евреи деревни Гтобиковка в Галиции, обвиненные в убийстве мальчика сироты с целью получения крови, лишь чудом избежали уже готовившегося избиения, после того как выяснилось, что мальчик жив и здоров, а исчез он по простой причине сбежал от дурно обращающегося с ним хозяина (Г.Л.Штрак «Кровь в верованиях и суевериях человечества»).

Не приводит В.Даль и случаи, когда, после выявления истинных убийц, обвиненные евреи были оправданы. Так в 1317 году евреи французского местечка Шинон обратились в парламент с жалобой на то, что четверо их соплеменников были обвинены в убийстве христианского ребенка, и двое, после того как не выдержали пыток и сознались, были повешены, другие же двое устояли и находятся в тюрьме (Boutaric, «Парламентские акты», II, N 4827, 5 мая 1317 г.). Следствие, проведенное по поручению парламента, довольно быстро выявило истинных убийц среди христиан (там же, N 4936, 12 июля, 1317 г.). Но зачастую подстрекаемая толпа расправлялась над евреями, не дожидаясь окончания следствия и решения суда. Вообще, среди довольно обширных списков случаев подозрений на ритуальные убийства в различных источниках то и дело встречаются фразы: «евреи были истреблены, имущество их разграблено». Может в этом и скрывается истинная причина возникновения большинства дел?

Если бы у В.Даля была цель объективной оценки подозрений на ритуальные убийства, то есть на самом деле провести «розыск», то в список источников, взятых им за основу, он бы включил и многочисленные официальные заявления государственных и религиозных деятелей об абсурдности этих подозрений. Первое официальное расследование по кровавому навету было проведено в 1236 году по приказу германского императора Фридриха II, поставившего вопрос, нужна ли евреям христианская кровь и получившего отрицательный ответ от созданной им научной комиссии. Среди источников, на которые ссылается В.Даль, часто встречаются откровения бывших иудеев, обращенных в христианство, которые обвиняли своих соплеменников в ритуальных убийствах, но справедливость требует привести и высказывания христиан из евреев, категорически отрицающих наличие изуверских обрядов в уже чуждой им религии. Так обращенный еврей А.Зонненфельд в 1753 году писал: «Если бы все то, что рассказывается, было правдой, то нельзя было бы осуждать христианские власти, если бы они преследовали этот проклятый народ извергов огнем и мечом... Но, хотя я под руководством моего отца, старшего раввина Берлина, с самой ранней юности изучил подробнейшим образом самые скрытые тайны всего еврейства, так как они хотели сделать из меня впоследствии человека своего ремесла, я могу, однако, поклясться перед Богом моей душой и совестью, что это самая великая неправда, которую когда-либо слышал свет». Тогда как же воспринимать противоположные откровения христиан, бывших евреев? Надо полагать, что люди эти, из шкурных интересов принявшие христианство, из этих же интересов своих бывших соплеменников и обвиняли. Были такие «свидетели» из иудеев и на процессе Бейлиса.

Уместно было бы привести и монаршую волю Александра I, объявленную 6 марта 1817 года министром просвещения князем Голицыным о том, что «по неосновательному подозрению на евреев, будто они употребляют в опресноках христианскую кровь, неоднократно были деланы во время польского правления на них наветы в умерщвлении христианских детей, но производившиеся следствия доносов сих не оправдывали... Его императорское величество, принимая во внимание, что таковые наветы и прежде неоднократно опровергаемы были беспристрастными следствиями и королевскими грамотами, высочайше повелеть мне соизволили объявить всем господам управляющим губерниям монаршую волю, чтобы впредь евреи не были обвиняемы в умерщвлении христианских детей без всяких улик по единому предрассудку, что якобы они имеют нужду в христианской крови».

Правда через несколько лет император Николай I вынес свое, несколько иное мнение о ритуальных убийствах: «... по моему мнению... между евреев существует, вероятно, изуверы или раскольники, которые христианскую кровь считают нужною для своих обрядов. Сие тем более возможным казаться может, что, к несчастью, и среди нас, христиан, существуют иногда такие секты, которые не менее ужасны и непонятны, например, сожигальщики и самоубийцы... Словом, не думаю отнюдь, чтобы обычай сей мог быть общим евреям, не отвергаю однако, чтобы среди их не могли быть столь же ужасные изуверы, как и между нас, христиан». Надо полагать сделать на такой вывод императора подвигнуло прочтение «розыска» В.Даля, либо откровения монаха Неофита, выдающего себя за крещеного еврея и бывшего раввина, в книге «Христианская кровь в обрядах современной синагоги», изданной в 1803 году, в которой он, призывая христиан «благодарить Бога за то, что они не рождены в еврействе», разоблачает еврейские тайны ритуального использования крови. Из книги этой, очень смахивающей на фальшивку, следует, что евреям необходима христианская кровь в огромных количествах, так как они употребляют ее при различных болезнях и практически в каждом обряде. В то же время, в нарушение всякой логики, этот якобы монах утверждает, что ритуальное употребление крови великая тайна, передаваемая из уст в уста по наследству избранным из избранных. Но как тогда скрыть такое количество убийств и море крови? Несмотря на явный абсурд этого произведения, оно до сих пор в качестве авторитета фигурирует в различных антисемитских изданиях. Автор одного из них даже обращается с недоуменным вопросом к органам безопасности, отчего, мол, они не проводят зависимости между все увеличивающимся числом пропавших без вести людей и ростом еврейского национального сознания?

Самому же В.Далю наверное стало неловко после прочтения своего труда, коль в заключительной главе он делает неуклюжую попытку оградить евреев от кровавого навета: «...изуверский обряд этот не только не принадлежит всем вообще евреям, но даже, без всякого сомнения, весьма немногим известен. Он существует только в секте хасидов секте самой упорной, фанатической, признающий один только Талмуд и раввинские книги, и отрекшейся, так сказать, от Ветхого Завета; но и тут составляет он большую тайну, может быть, не всем им известен и, по крайней мере, конечно, не всеми хасидами и не всегда исполняется; не подлежит, однако же, никакому сомнению, что он никогда не исчезал вовсе, со времени распространения христианства, и что поныне появляются от времени до времени между жидами фанатики и каббалистические знахари, которые, с этою двоякою целью, посягают на мученическое убиение христианского младенца и употребляют кровь его с мистически-религиозною и мнимо- волшебною целью».

Основываясь на этом заключении, обвинительная сторона на процессе Бейлиса пыталась убедить присяжных о наличии на кирпичном заводе еврея Зайцева именно такой изуверской ветви секты хасидов. Тщательная проверка деятельности заводчика показала, во-первых, его полное равнодушие к религии, во-вторых, ко всеобщему удивлению выяснилось, что прибыль, получаемую от деятельности кирпичного завода, согласно завещанию основателя завода, Зайцев направляет на содержание приюта для бедных. Фабрикант Зайцев оказался не изувер, а альтруист.

В конце концов речь на процессе Бейлиса пошла не о В.Чеберяк и М.Бейлисе, а о употреблении евреями крови вообще, что вызывало недоумение у присяжных: «Як судить Бейлиса, колы разговоров о нем на суде нема?» Сторонники защиты, основываясь на текстах Ветхого Завета, отрицали любую возможность кровавого ритуала среди иудеев. Отношение иудеев к крови таково, говорили они, что скорее всего более вероятно было бы появление секты доводящей до крайности догмы неупотребления крови, нежели ее употребления.

Попытки стороны обвинения найти поддержку среди православных богословов не увенчались успехом. Газета «Русское знамя» писала: «Что наше духовенство молчит? Что же оно не реагирует на зверское убийство жидами мальчика Андрея Ющинского?» Православное же духовенство не только молчало, но, не исключая тех, кто относился к евреям без особой симпатии, выступило против кровавого навета. Архиепископ Волынский и Житомирский Антоний (Храповицкий), известный своими правыми взглядами и антисемитскими высказываниями, отмежевываясь от использующих его имя сторонников версии ритуального убийства, сделал следующее публичное заявление: «Ничего не поделаешь с темнотой народа... Это зло уже не первый век существует, и вечно одно и то же... Меня еврейские газеты не любят, но я во имя справедливости заявляю: не нужна евреям кровь...»

В защиту Бейлиса выступил и киевский митрополит Флавиан (Городецкий). Православные отказались участвовать в процессе на стороне обвинения. Правда, единственный случай имел место быть. В качестве обвинителя иудеев на процесс явился монах Автоном, еврей по национальности, который заявил, что если бы земля разверзлась, то в ней нашлось бы множество костей христиан, замученных его бывшими соплеменниками. На вопрос судей о конкретных фактах Автоном привел пример со святым младенцем Гавриилом Белостокским. Предание Церкви не явилось для суда доказательством и бывшего иудея отпустили от греха подальше.

Упоминание о мучениках Гаврииле Белостокском и Евстратии Печерском двух официально прославленных Церковью святых, умученных иудеями, наиболее часто встречаются во многих антисемитских изданиях и до сих пор. Однако два этих случая из многовековой истории Церкви к ритуальному использованию крови не имеют никакого отношения. Речь здесь идет о фанатизме, который, к сожалению, встречается среди любой нации и среди любой религии. Никому же в голову не приходит мысль приписывать православию идеи человеконенавистничества из-за того, что некоторые погромщики шли на погромы с иконами и хоругвями.

Из истории православной Церкви известно, что абсолютное большинство христианских мучеников, принявших смерть за веру (исключая первые годы гонений языческих императоров) пострадало от рук представителей той конфессии, последователи которой с криками: «Аллах акбар!» до сих пор по всему миру приносят в жертву сотни человеческих жизней. Но часто, почти после каждого террористического акта или бандитского нападения, приходится слышать, что эти изверги, по национальности, в основном, арабы и чеченцы, ни к арабскому, ни к чеченскому народам не имеют никакого отношения, также как и к истинному мусульманству. Так отчего же из-за нескольких евреев, замучивших преподобного Евстратия и младенца Гавриила, возводится кровавый навет на всю нацию и на иудаизм? История знает немало случаев ужасных, зверских убийств, которые можно отнести к разряду ритуальных, совершенных либо маньяками, либо психически ненормальными людьми, либо религиозными фанатиками. Немало случаев ритуальных убийств, которые совершили члены сатанинских сект. Не исключено, что среди этих убийц были люди и еврейской национальности. О наличии же изуверов в еврейской среде лучше всего сказал в 1911 году еврей Владимир (Зеэв) Жаботинский: «Нам не в чем извиняться. Мы народ, как все народы, не имеем притязания быть лучше. В качестве одного из первых условий равноправия, требуем за нами право иметь своих мерзавцев, точно так же, как имеют их другие народы...»

На предварительном следствии экспертом по вопросу ритуального употребление евреями крови был приглашен профессор Киевской духовной академии священник А.Глаголев, знаток еврейского языка и Талмуда, но прокуратуру не устроил отрицательный ответ православного эксперта на вопрос: нужна ли евреям кровь, и на судебное разбирательство в качестве эксперта «тайны крови» в иудаизме был приглашен из Ташкента католический ксендз И.Е.Пранайтис профессор древнееврейского языка католической духовной академии. То, что католик выступил экспертом, доказывающим употребление евреями христианской крови в ритуальных целях, выглядело более чем странно, так как существовали папские буллы против кровавого навета, а решение «непогрешимого» папы для католика, тем более для священника закон. Но ксендз довольно оригинально вышел из столь щекотливого положения, объявив эти буллы подложным. Снятие и заверение копий с папских булл заняли определенное время и, благодаря препятствию заинтересованных лиц, до России не дошли.

Иустин Пранайтис был не новичком в судебных разбирательствах. Несколько лет назад ему приходилось участвовать в тяжбе с обвиняемыми его в шантаже, когда он затребовал от багетной мастерской огромную сумму за случайно подпорченную грошовую картину. Теперь же бывший обвиняемый предстоял перед судом в качестве эксперта.

Доклад эксперта вызвал воодушевление у стороны обвинения, но ненадолго. Выступление Пранайтиса тут же раскритиковал его бывший учитель, краковский архиепископ Симон, заявив, что экспертиза Пранайтиса «несерьезна и лишена теологического значения», а его «познания в Талмуде и еврейской письменности поверхностны». На вопросы защиты разъяснить те или иные термины из Талмуда ученый ксендз либо молчал, либо отвечал: «Не знаю». В конце концов эксперт вынужден был признать, что в Талмуде нет прямых указаний на необходимость человеческих жертвоприношений. Более того в Талмуде, также как и в Торе, строжайше запрещено употребление крови. После чего Пранайтис начал утверждать, что все это есть не в Талмуде, а в Кабалле, но поскольку Кабалла является величайшей тайной, то и он ничего не может открыть господам судьям. Полицейская депеша в Санкт-Петербург гласила: «Перекрестный допрос Пранайтиса уменьшил силу доказательности аргументации его экспертизы, обнаружив незнание текстов, недостаточное знакомство с еврейской литературой. Ввиду дилетантских знаний, ненаходчивости, экспертиза Пранайтиса имеет весьма малое значение».

То, что специалист по Талмуду ксендз Пранайтис потерпел фиаско неудивительно, поскольку источником его познаний был невежественный перевод Талмуда австрийским профессором А.Ролингом, исказившим смысл некоторых изречений, якобы разрешающих убивать христиан. К тому времени в Санкт-Петербурге был уже напечатан перевод с немецкого работы немецкого христианина, профессора теологии Берлинского университета Г.Л.Штрака «Кровь в верованиях и суевериях человечества», в которой А.Ролингу предъявлены публичные обвинения в фальсификации и непрофессионализме. В свое время А.Ролинг на эти публичные обвинения в свой адрес так и не ответил. С другими же своими оппонентами Г.Штрак не единожды состязался в суде и выиграл все процессы. Вообще, перевод Талмуда, состоящего из множества разнотематических произведений, написанных на древних языках, часто в аллегорической манере, дело далеко не простое до сих пор исследователи Талмуда спорят о значении того или иного выражения. Но среди тех, кто упорно разоблачает «всемирный еврейский заговор» и поныне очень популярен невежественный перевод А.Ролинга. Особенно часто ими приводится изречение рабби Элеазара: «нееврея разрешается убить даже в день очищения, если он придется в субботу». При этом слово «нееврей» приводится как перевод слова «аммэ гаарец», на самом же деле это «несведущий в законе еврей». Это очевидно из прочтения другого текста, расположенного на той же странице Талмуда: «Когда я был аммэ гаарец, то я говорил: дайте мне ученого и я буду кусать его по-ослиному». Вряд ли рабби Акиба, которому принадлежит эта фраза был «неевреем», он раньше был попросту «еврей, несведущий в законе».

Фразы же эти являются отражением неприязни, разделяющей законников-ортодоксов и невежд, и конечно же их не стоит понимать буквально, как нельзя буквально воспринимать и многие библейские выражения. Так, к примеру, никому в голову не приходит мысль обвинять христиан, чтущих Псалтирь пророка Давида, в детоубийстве на основании 9-го стиха 136-го псалма: «Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень». Верующим понятно, что речь здесь идет о греховных помыслах, уничтожать которые нужно в их младенческом состоянии. Немало таких аллегорических текстов и в Новом Завете. И извращенное толкование их может привести к совершенно диким результатам.

Так, в дореволюционной России довольно широкое распространение получила секта скопцов, добровольно лишавших себя мужского достоинства на основании буквального понимания евангельского текста: «Если же рука твоя или нога твоя соблазняет тебя, отсеки их и брось от себя... Если глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя» (Мф. 18:9). Печально и в наше время среди образованных людей видеть вот таких скопцов — скопцов духовных.

К счастью, на процессе Бейлиса судьи не ограничились экспертизой ксендза Пранайтиса. На заседание были приглашены известные православные знатоки еврейского языка и Талмуда академик А.Коковцев и профессор Петербургской академии И.Троицкий, давших заключение о недопустимости в иудейской религии возможности совершения ритуальных убийств.

28 октября 1913 года судебное заседание закончилось. Перед присяжными заседателями было поставлено два вопроса: первый доказано ли на суде, что Андрею Ющинскому «в одном из помещений кирпичного завода... нанесены колющим орудием раны...», которые, «вызвав мучительные страдания Ющинского, повлекли за собой почти полное обескровление и смерть?»; и второй если это доказано, то виновен ли Мендель Бейлис в том, что «с необнаруженными следствием лицами, из побуждений религиозного изуверства» он совершил убийство? Приговор присяжных был следующий: по первому вопросу «Да, доказано», по второму «Нет, не виновен».

Формулировка первого вопроса очень важна, так как сторонники ритуальной версии убийства до сих пор искаженно трактуют приговор присяжных. Так, в недавно появившейся книжке «Христофагия», выпущенной анонимным издательством и довольно популярной в российской псевдопатриотической среде, неискушенному читателю анонимный автор преподносит следующий текст: «Защитники изуверов утверждают, что Бейлис был оправдан судом присяжных. В действительности дело обстояло следующим образом. Перед присяжными были поставлены два вопроса: 1) является ли убийство мальчика ритуальным? и 2) виновен ли в этом убийстве иудей Бейлис? На первый вопрос был дан однозначный ответ „да“, таким образом, был в очередной раз признан и осужден факт ритуальных убийств христиан. При ответе на второй вопрос мнения разделились ровно поровну, и в соответствии с милостивыми законами Российской Империи, обвинение было отклонено».

Самая страшная и в то же время самая действенная ложь это полуправда. Такой полуправдой и является вышеприведенный текст. В первом вопросе, ответ на который был «да, доказано», речь шла лишь о том, было ли тело в результате убийства обескровлено и принесло ли это страдание убитому. О ритуальной цели в первом вопросе нет ни слова. Лишь во втором вопросе, где речь шла о возможных побуждениях «религиозного изуверства» подсудимого, прозвучал ритуальный аспект. Но на второй вопрос присяжные ответили — «нет, не виновен». Теперь остается выяснить, какая же на самом деле была раскладка голосов при голосовании присяжных? Но тайна сия велика есть, так как российский закон запрещал заседателям оглашать результаты их голосования. Так откуда же взялась эта пропорция: пятьдесят на пятьдесят? Оказывается на другой день после оглашения приговора сообщение о таком исходе голосования появилось в газете «Новое время». Был ли именно такой результат на самом деле, или все это домыслы журналистов, неизвестно. Но даже, если предположить, что был именно такой расклад голосов, он стал бы очень символичен, так как являлся бы отражением тогдашнего состояния российского общества, расколовшегося на два лагеря сторонников и противников версии ритуального убийства. Смысл же того, что при равной пропорции голосов присяжных решение суда было в пользу обвиняемого, заключался в том, что на стороне обвиняемого в данном случае выступал сам Всемилостивый Господь. Печальна судьба того, кто высказывается против Божьего произволения.

Истории, скорее всего, никогда не станет известно истинного расклада голосов при голосовании присяжных, но результат их голосования известен. Простые сермяжные мужички спасли Россию от позора. Как писал в «Киевлянке» В.Шульгин: «Несмотря на то, что было сделано все возможное и невозможное, несмотря на то, что были пущены в ход самые лукавые искушения, простые русские люди нашли прямую дорогу... Низкий поклон этим киевским хохлам, чьи безвестные имена опять потонут в океане народа!.. Им, этим серым гражданам Киевской земли, пришлось перед лицом всего мира спасать чистоту русского суда и честь русского имени. Спасибо им...» Но имена присяжных заседателей — семи крестьян, трех мещан и двух мелких чиновников, не остались безвестны. Это были Петр Калитенко, Порфирий Клименко, Митрофан Кутовой, Макарий Мельников, Савва Мостицкий, Георгий Оглоблин, Архипп Олейник, Иван Перепелица, Фавст Савенко, Константин Синьковский, Иоасаф Соколовский, Митрофан Тертычный. Много сил положили лжепатриоты, взывая к православной совести присяжных заседателей. Но те не смогли проголосовать за беззаконие, так как были на самом деле православными.

Поиски ритуальных иудейских убийств, увы, продолжаются и сейчас, в наше время. В различных псевдопатриотических изданиях появились публикации о распятых иудеями в сербском городе Вуковары 40 христианских младенцев. Конфуз произошел после того, как в журнале, выпущенном самими сербами, посвященном геноциду сербского народа, о вуковарской трагедии даже не было упомянуто. Тем не менее кому-то очень хочется разыграть в России еврейскую карту. Думается, неспроста. Сейчас, когда русский народ как никогда близок к покаянию за отступление от веры, за грех цареубийства, за разрушение церквей и попрание святынь, антирусские, антиправославные силы всячески этому препятствуют. И вместо православной заповеди: возненавидь свой собственный грех, как истинную причину всех бед, усиленно насаждается заповедь: возненавидь инородца причину твоих несчастий и несчастий твоего народа. Такую расистскую идеологию насаждают нынешние коммунисты, неожиданно для всех объявившие себя патриотами. И недаром антисемитским духом пропитаны издания, претендующие на православие и патриотизм, с явно выраженными красными струпьями коммунистической проказы.

Истоки кровавого навета на еврейскую нацию уходят в глубину веков в те времена, когда из-за примитивного понимания таинства Причастия, первые христиане обвинялись в людоедстве. Кто же истинный вдохновитель этой клеветы? Ответ напрашивается сам собой, если вспомнить одно из названий сатаны «клеветник». Те, кто через 86 лет, реанимируя дело Бейлиса, пытается исказить историческую правду, должны понимать, что участь пособников сатаны незавидна.

В заключение уместно привести слова И.Пфефферкорна, врага Талмуда и евреев, из работы «Speculum Adhortationis Judaicae ad Christum», изданной в Кельне в 1507 году: «Я хочу здесь опровергнуть вздорные слухи относительно евреев, чтобы мы, христиане, не попали в смешное положение. Среди христиан обычно говорят, что евреям нужна христианская кровь как лекарство, и что поэтому они убивают маленьких христианских детей. Дорогие христиане! Не верьте этому! Это противоречит Священному Писанию и законам природы и разума... Избегайте этих смешных, ложных и, если хорошенько вдуматься, унизительных для нас, христиан, разговоров. Будьте правдивы, разрушайте этот обман, о христиане! Мы не должны выдумывать неправды, которые не делают нам чести!» Разрушению этого обмана и посвящена данная работа.

Список используемых материалов:

А.Тагер. «Царская Россия и дело Бейлиса».

Ф.Кандель. «Очерки времен и событий. Из истории российских евреев», ч.3.

С.Степанов. «Дело Бейлиса».

Г.Иоффе. «Дело Бейлиса».

Ш.Гарцман. «Материалы по делу Бейлиса в центральном государственном архиве г.Киева».

Г.Штрак. «Кровь в верованиях и суевериях человечества».

В.Даль «Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употребления крови их». 1844 год.

Монах Неофит. «Христианская кровь в обрядах современной синагоги».

Автор: В.Мельников

P.S. Ещё раз хочется отметить, что администрация сайта занимает нейтральную позицию в вопросах религии и с уважением относится к различным точкам зрения. Задача данного раздела — предоставить широкий спектр информационных материалов, чтобы пользователь самостоятельно сформировал свою позицию. Поэтому необходимо также ознакомление с авторскими монографиями и статьями — История и религия (внизу страницы).

Sunapse » Курс истории России » История и религия
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *