Евреи в России в к. XIX – нач. XX вв. Отмена черты еврейской оседлости. Февральская революция

Основные тенденции еврейской политики царизма в период правления императора Николая II. Отмена черты оседлости. Февральская революция 1917 г. – отмена всех антиеврейских ограничений. Кризис традиционного еврейского уклада.

Эпоха Николая II была драматичной для России. Не менее драматичной она была и для ее еврейского населения.

Новый император, с одной стороны, хотел продолжать политику своего отца, императора Александра III – политику жестких мер и ограничений как в отношении любых либерально-демократических устремлений, так и в отношении еврейского меньшинства. С другой стороны, Николай II, был слабым самодержцем, неспособным выдерживать до конца жесткую линию, находившимся постоянно под влиянием различных, подчас весьма экзотических, персонажей из своего окружения.

С третьей стороны, объективное развитие экономических и социально-политических процессов в России и за ее пределами диктовало необходимость либерализации политики в отношении не только евреев, но и всех национальных и конфессиональных меньшинств.

Поэтому политика правительства в отношении евреев переживала при Николае II самые резкие изменения. На первом этапе мы отчетливо прослеживаем продолжение линии Александра III, — направленной на ассимиляцию с единственной альтернативой – эмиграцией из страны.

В том числе и поэтому реформа торговли спиртными напитками в России, проведенная министром финансов С. Витте, подразумевала запрет на частное винокурение и частную продажу спиртного, что с 1894 по 1898 гг. разорило 27% еврейских семей (часть из них уехала, а часть пролетариатизировалась и ушла в революцию).

Были предприняты определенные шаги по подрыву экономических основ еврейских организаций. До банкротства были доведены банкирские дома Поляковых и Гинцбургов. Как правило, в случае угрозы банкротства таких значительных финансовых институтов, правительство в лице министерства финансов или государственного банка предоставляли кредиты проблемным банкам. В данных случаях власти принципиально не предприняли данные шаги.

В 1901 г., когда на заседании правительства обсуждался вопрос о предоставлении кредита Л.Полякову, министр финансов С. Витте сказал. Что если бы речь шла не о банкирском доме Полякова. А о другом банке, то он в подобной ситуации счел бы необходимым предоставить помощь “с точки зрения финансовой политики и экономической пользы”. Но в данном случае, поскольку речь шла о “крупном еврейском банкире”, он “затруднился” выступить в его поддержку. Министр юстиции Н. Муравьев указал, что Л.Полякову нельзя оказывать помощь по политическим соображениям, ибо он “представляет старинную еврейскую фирму, давно укоренившуюся в Москве и являющуюся там могучим центром и оплотом еврейства”. Стоит добавить, что банкирские дома Гинцбурга и Полякова принимали всегда самое активное участие в размещении государственных облигационных займов.

Этой же целью было потворствование местным погромщикам из числа региональных высших и средних чиновников. Есть сведения, что именно в николаевский период расцветает практика МВД и III Жандармского управления по специальной организации и провоцированию еврейских погромов.

Именно в этот период (1903 г.) широкое распространение получили “Протоколы сионских мудрецов”, вышедшие из под пера царской охранки. Они создавались специально для провоцирования антиеврейских настроений, а также для направления социального протеста необразованной части населения в сторону антисемитизма.

Характерно, что в 1903 г., прочитав Протоколы, Николай всерьез поверил в их подлинность. Лишь в конце I русской революции, когда в правительстве всерьез обсуждалось их использование в целях политической борьбы с левыми революционными партиями, в руководстве которых было много евреев, премьер-министр П.Столыпин был вынужден провести официальное расследование подлинности документа и доложил императору, что речь идет о фальшивке. Николай приказал не использовать Протоколы в целях политической борьбы и написал на проекте решения: “Оставьте Протоколы. Нельзя делать чистое дело грязными методами”.

Так или иначе, но в период правления Николая II по стране вновь прокатилась волна погромов.

В апреле 1903 произошел самый вызывающий и получивший широкий международный резонанс погром в Кишиневе, в ходе которого было убито 49 человек. Погром был спровоцирован черносотенцами во главе с Крушеваном и фактически поддержан местным генерал-губернатором, к которому незадолго до вакханалии обратились с просьбой о защите представители еврейской общины. На деле губернатор защищал погромщиков и создал им все условия для насилия и грабежа.

С одной стороны, кишиневский погром достиг поставленной цели – численность кишиневской и многих других общин сразу после этого сократилась, а 1903 г. стал одним из самых “выездных” годов в истории России.

Но с другой стороны, в мире поднялась такая волна протестов со стороны самых широких кругов общественности, что правительство России впервые было вынуждено оправдываться перед всем миром.

Более того, именно после кишиневского погрома целый ряд крупных американских и британских банков, контролировавшихся еврейским капиталом, а также отдельных еврейских финансистов, например будущий лидер АЕК Д. Шифф, начали финансирование Японии в ходе ее подготовки к войне против России.

Это заставило правительство впервые более чем за двадцать лет форсировать либеральные реформы в отношении евреев.

В частности с мая по декабрь 1903 г. евреям было разрешено селиться дополнительно в 158 местечках, ранее запрещенных для проживания. 6 марта 1904 г. министр внутренних дел В. Плеве приостановил циркуляром МВД выселение евреев из тех мест, где они проживали нелегально. В том же году было снято запрещение на жительство евреев в т.н. 50-верстной пограничной зоне.

В том же 1903 г. был принят новый Устав о паспортах, в котором был расширен перечень профессий, обладатели которых – евреи – получили право жить вне черты. Было сделано ряд послаблений для иностранных евреев в России (хотя в целом их так и не приравняли в этом отношении к прочим иностранцам).

Фактически мы можем констатировать, что с 1898 г. по 1907г. в России не вводились новые антиеврейские ограничения. Более того, в этот период наблюдается явный перелом тенденции в сторону либерализации.

Поражение революции 1905-07 гг. вызвало разгул реакции в стране в целом, в том числе и в еврейском вопросе, хотя и в этот период имели место попытки продолжения либеральных реформ в отношении евреев.

Так, в 1907 г. в России были запрещены сионистские организации по причине “разжигания еврейского национализма”, однако в том же году было приостановлено выселение евреев из мест, запрещенных для проживания. В этот же период были предприняты две попытки радикального ослабления антиеврейских ограничений. В декабре 1906 г. Столыпин пытался ликвидировать все ограничения, связанные с осуществлением евреями торговли в стране (этот законопроект был заблокирован лично императором), а в мае 1910 г. 166 депутатов Государственной Думы внесли законопроект об отмене черты оседлости (“похоронен” после денонсации США торгового договора с Россией по причине дискриминации там американских граждан еврейского происхождения).

Фактически мы можем говорить о том, что еврейская политика правительства Николая II развивалась в состоянии равновесия. Были факторы, которые свидетельствовали о реакционной тенденции в этом вопросе, но были и совершенно обратные, либеральные тенденции.

Предпосылками реакционных тенденций были:

  • Экономические причины подавления еврейской конкуренции на российском рынке.
  • Неразвитость политической системы Российской империи, не выработавшей действенных механизмов демократического правления.
  • Отсталость российского законодательства, сохранявшего средневековые ограничения по принципу вероисповедания и происхождения.
  • Личный антисемитизм руководителей государства.

К предпосылкам либеральных тенденций следует отнести:

  • Объективный ход экономического и социально-политического развития страны.
  • Позиция (традиционная) отдельных министров в русском правительстве – внутренних дел и финансов (первые понимали, что дальнейшие притеснения евреев ведут к их усиленной революционизации, вторые, — что эта политика препятствует получению западных финансовых кредитов).

В зависимости от обстоятельств время от времени в период всего правления Николая II возрастали возможности той или иной “партии”.

Кишиневский погром 1903 г., русско-японская война (сторонники равноправия евреев на Западе оказывали финансовую помощь японцам, и любое новое антиеврейское ограничение в России вело к увеличению западных кредитов Японии), первая русская революция открыли дорогу сторонникам либеральных реформ в отношении еврейского меньшинства.

Поражение революции 1905-07 гг., денонсация Соединенными Штатами торгового договора с Россией по причине дискриминации там граждан США иудейского вероисповедания стимулировали реакцию.

Ярким примером такого положения вещей была фигура известного русского государственного деятеля В.Н.Коковцева. Будучи министром финансов, он активно поддерживал отмену всех антиеврейских ограничений, особенно в экономической сфере. Став премьер-министром после убийства П.Столыпина евреем-анархистом Богровым в сентябре 1911 г., он немедленно и публично отмежевался от черносотенцев, призывавших тогда к еврейским погромам. Однако денонсация договора 1832 г. с США заставила его отказаться от своих прежних взглядов и встать в ряды сторонников еврейской дискриминации.

Автор: В.В.Энгель

Sunapse » Курс истории России » История и религия
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *