Евреи в послевоенный период

Основные факторы, определявшие жизнь евреев СССР в послевоенный период: стремление евреев к возрождению своей национальной жизни, ужесточение великорусского шовинизма во внутренней политике советского государства, ситуация на Ближнем Востоке. Ближневосточный фактор как решающий элемент в развитии советского государственного антисемитизма в к.40-х нач. 50-х гг. ХХ века. Разрыв дипломатических отношений с Израилем. «Дело врачей». Смерть Сталина как фактор спасения евреев от репрессий и физического уничтожения.

Три фактора определяли жизнь евреев в СССР в послевоенный период. Это стремление евреев к возрождению своей национальной жизни, ужесточение великорусского шовинизма во внутренней политике советского государства и ситуация на Ближнем Востоке, где полным ходом шел процесс воссоздания еврейского государства и советская внешняя политика была направлена на вовлечение нового гос. образования в сферу своего влияния.

Итак, после войны евреи не только Советского Союза, но и всего мира переживали невероятный подъем, связанный со стремлением возродить свою национальную жизнь. Активизировались все политические направления, связанные с этим: территориализм, движение за национально-культурную автономию и, конечно же, сионизм, который получил невероятную популярность среди чудом выживших европейских евреев.

Уже на последнем этапе войны еврейское движение сопротивления активизировало работу по переправке спасенных из гетто и лагерей смерти евреев в Палестину. Вскоре в 1944-45 гг. на базе молодежных халуцианских групп, входивших в это движение, возникла подпольная организация «Бриха» (побег). Ее целью было переправка евреев из стран Восточной Европы на побережье Средиземного и Черного морей для дальнейшей отправки в Палестину, находившуюся тогда под британским мандатом Лиги наций.

«Бриха» проводила работу в основном 1945-48 гг. почти во всех европейских странах. Она организовала нелегальный переезд евреев из Польши, Румынии, Венгрии, Чехословакии и Советского Союза через Германию, Югославию, Румынию, Австрию, Италию и Францию к южным портам, где их встречали представители будущей израильской спецслужбы, тогда только сформированной из активистов сионистского движения в Эрец-Исраэль Мосад ле-Алия Бет.

Они организовывали отправку этой первой послевоенной алии в Палестину на специально зафрахтованных для этого кораблях.

Эта алия носила нелегальный характер, поскольку британские власти запрещали свободный въезд в страну евреев, справедливо опасаясь изменения демографического баланса между еврейской и арабской общинами в Палестине и препятствуя провозглашению в будущем еврейского государства. Формально они увязывали иммиграцию с «экономической емкостью» Палестины, по поводу которой у них возникали постоянные конфликты с лидерами еврейской общины Эрец-Исраэль.

Суда с нелегальными иммигрантами часто перехватывались англичанами, а сами репатрианты отправлялись на Кипр в лагеря для перемещенных лиц, где большинство из них содержалось до провозглашения государства Израиль в 1947 г.

Тем не менее, стремление евреев Европы, переживших Холокост, разочаровавшихся в любом другом виде национальной жизни, кроме жизни в своем собственном государстве или, как минимум, в условиях т.н. «национального очага», было так велико, что ежедневно тысячи людей, невзирая на неимоверные трудности пути, отправлялись из стран Восточной Европы, куда они были депортированы нацистами или где они смогли укрыться от репрессий и депортации, к южным европейским портам для отправки в Палестину.

Эта тенденция не могла не задеть и советских евреев, хотя тенденции к возрождению национальной жизни у них несколько отличались от европейских.

Фактически Холокост уничтожил идишистскую цивилизацию в СССР. Ее основные носители были уничтожены, а те, кто остался, также как и евреи Европы, стремились к тому, чтобы перебраться в те места, где они могли бы жить среди своих собратьев своей национальной жизнью.

Эти люди условно делились на две группы – тех, кто стремился покинуть СССР и перебраться в Эрец-Исраэль, и тех, кто хотел создать еврейское государственное образование в рамках СССР (на Дальнем Востоке, Крыму или Поволжье).

К первой, в большинстве своем относились евреи, которые проживали до войны на территориях, присоединенных к Советскому Союзу в 39-40 гг. Двух лет, проведенных ими при советском режиме, оказалось достаточно, чтобы понять всю суть советского режима, его отношение к еврейскому меньшинству (вспомним, что в 1939 г. в СССР уже активно развивались шовинистические тенденции).

В этот период были в короткий срок разрушены все институты еврейской национальной жизни, проводилась политика ассимиляции и государственного антисемитизма. Многие евреи подверглись репрессиям.

Ко второй группе относились евреи, традиционно проживавшие во внутренних областях СССР, выжившие в войне и сохранившие свою национальную самоидентификацию и некоторые иллюзии относительно будущего евреев в Советском Союзе. Они стремились развивать территориалистские тенденции еврейской национальной жизни в рамках СССР. К ним, в первую очередь, относились руководители и активисты Еврейского Антифашистского Комитета (ЕАК). Они понимали, что биробиджанский эксперимент потерпел провал и считали, что евреи своими жизнями, отданными в годы войны и Холокоста, заслужили лучшей доли в СССР. Они видели, что в стране набирает силу антисемитизм и считали, что лучшим лекарством от этой болезни будет создание нового, более подходящего для жизни еврейского анклава.

Речь шла о Крыме, откуда в 1944 г. были выселены крымские татары и Поволжье, где до 1941 г. существовала республика поволжских немцев.

В 1946 г. между Советским Союзом и новым правительством тогда еще демократической Польши было заключено соглашение о репатриации бывших польских граждан. Это были, прежде всего, беженцы из Польши. Среди них было порядка 100 000 евреев.

Активиста «Брихи» использовали этот момент и по подложным польским документам помогли выехать в Польшу тысячам евреев из Латвии, Литвы, Бессарабии и Украины. Часто граница пересекалась нелегально (с 1946 г. это становилось все труднее, многие евреи были убиты, организаторы акций получили длительные сроки заключения).

В 1945-46 гг. центры Брихи существовали во Львове, Вильнюсе и Риге. Активисты этой организации кроме того, содействовали отысканию и отправке еврейских детей, спасшихся во время войны в монастырях, христианских семьях. После массовых арестов деятельность этой организации в СССР прекратилась.

Однако процесс нелегального выезда советских евреев в Палестину продолжался. Многим бывшим гражданам Польши, ставшим советскими гражданами в 1939-40-х гг. также удалось в 1944-49 гг. выехать из СССР по своим старым документам. Сотни евреев, служивших в Советской Армии, бежали из советской зоны оккупации Германии в западные зоны. Большинство из них также выехало в Эрец-Исраэль.

Надо сказать, что позитивное отношение к сионизму и созданию еврейского государства в Палестине было широко распространено среди советских евреев, в том числе среди проживавших во внутренней части СССР.

В этом в то время не было ничего необычного. Советский Союз сделал ставку на создание в Израиле государства социалистической ориентации и пытался таким образом противодействовать политике Великобритании на Ближнем Востоке. По замыслу Сталина социалистический Израиль должен был стать форпостом СССР в этом регионе.

Предпосылками к формированию такой позиции были:

популярность СССР среди евреев Палестины как освободителя Европы от фашизма (во многих киббуцах висели портреты Сталина);

лидерство в сионистском движении партий левой ориентации;

наличие российских корней у большинства лидеров еврейского ишува в Палестине;

наличие в СССР многочисленного еврейского населения.

Sunapse » Курс истории России » История и религия
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *