Евреи в Московской Руси в период средневековья

(Каирская гениза. Евреи в период ослабления могущества Золотой Орды. Евреи в Новгородской республике. Ересь жидовствующих в Новгороде и Москве. Идеологические основы антииудаизма на Руси. Первые еврейские общины в России. Первые правовые ограничения в отношении инородцев в России — «Уложение» 1649 г.)

Первые упоминания в летописи о еврейских общинах на территории Киевской Руси — Киевское письмо из Каирской генизы.

Фактически это было сопроводительное письмо одному разорившемуся члену киевской общины, который раньше делал большие благотворительные взносы, но разорился. Теперь община просит своих соплеменников оказать поддержку этому неудачливому еврею из Киева.

По данному письму мы можем судить не только о наличии еврейской общины в Киеве, но и о роде занятий ее членов, укладе и пр. (см. лекцию №1).

Евреи играли немаловажную роль в развитии торговли по пути «из варяг в греки», выполняя важную посредническую функцию.

В период татаро-монгольского нашествия евреи либо были уничтожены, либо бежали в Литву или в Южный Крым. После ослабления Золотой Орды на территории Руси возникло целых три крупных славянских центра: традиционный — независимая Литва, старый Новгородский — единственный, не разоренный татарами и сохранивший лишь вассальную зависимость от Орды, и новый — Московский, который в 14-15 вв. постепенно становится центром консолидации великорусского этноса.

Позиции евреев в Литве — достаточно прочные (в этой лекции не рассматриваются), Новгород, находившийся под двойным влиянием — пролитовской и промосковской партий, также нормально воспринял еврейское религиозное и экономическое влияние, которое он испытал в к. 1470 г.

В это время новгородцы приглашают на княжение в качестве противовеса Москве представителя Литвы киевского князя Михаила Олельковича. Вместе с ним в Новгород прибыла свита, в составе которой находилось несколько евреев, которых пригласили для ведения торговых дел, а также ученый еврей Схарья (или Захарья).

Будучи хорошо образованным человеком, Схарья вступает в контакт с представителями православного духовенства и ему удается убедить некоторых из них в преимуществе иудаизма (что вообще-то никогда не приветствовалось раввинами). Летопись доносит до нас, что поп Денис, поп Алексий и некоторые другие священники, имевшие приходы и их прихожане начинают втайне исповедовать иудаизм.

Другие евреи, приехавшие по торговым делам, Иосиф Скариави и Моисей Хапуш, присоединяются к Схарии. Успех их пропаганды нарастает и вскоре она уже ведется совершенно открыто. С этого момента упоминания об этих трех евреях в летописях теряются, но распространение иудаизма происходит на новгородской земле уже без их участия — стремительно.

Летопись называет новое учение «ересь жидовствующих». Жидовствующие не признают божественность Христа, отрицают Троицу и разбивают святые иконы (объяснить, почему). Речь не идет о настоящем, чистом иудаизме, поскольку они все еще прославляют Иисуса. Но «как Бог мог спуститься на землю и родиться от Девы в человеческом образе? Этого не могло быть… Он равен Моисею, он не равен Богу Отцу». Это характерные идеи, которые часто распространялись в период средневековья среди недавно получивших крещение народов.

Благосклонность новгородских верхов, позволивших практически безнаказанно распространяться по Новгородщине «ереси жидовствующих», к евреям объяснялось достаточно просто: необходимо было обеспечить идеологическую независимость от нового православного центра в Москве и обреченная на заклание Новгородская республика не возражала против всего, что ограничило бы в том числе идеологическую зависимость от Москвы.

Это довольно быстро поняли и в самой Москве. Из Новгорода ересь быстро проникла в Москву и обеспечила себе там очень сильные позиции. Она проникает в ближайшее окружение великого князя Ивана III: его фаворит дьяк Федор Курицын и его невестка Елена примыкают к секте, и даже митрополит московский Зосима начинает, по словам летописца, «соблазнять простых людей, питая их еврейским ядом».

«С тех пор, как солнце православия засияло над нашей страной, — пишет летописец, — никогда не было подобной ереси: в домах, на улицах, на базарах священники и миряне обсуждают вопросы веры и больше не опираются на учение пророков, апостолов и отцов церкви, но предпочитают речи еретиков, отступников от христианства, водят с ними дружбу, изучают иудаизм…»

В это же время Иван III ведет переписку на иврите (через переводчика) с еврейским купцом из Кафы Хозой Кокосом (письма доставлял приезжавший по торговым делам в Москву брат Хозы Исуп). Кокос был представителем крымского хана Менгли-Гирея, уполномоченным вести с Москвой политические переговоры.

Религиозная распря становится династическим конфликтом, поскольку княгиня Елена хочет обеспечить трон своему сыну Дмитрию, тогда как со своей стороны на трон претендует князь Василий, сын Ивана III от второго брака. В течение длительного времени казалось, что благосклонность великого князя распространялась на партию Елены и Дмитрия: на каких путях могли тогда оказаться судьбы святой Руси?

Однако, как только Иван III увидел, что ересь прочно закрепилась в Новгороде, стала там государственным делом и механизмом стимулирования центробежных сил в русских землях, он принял безжалостные меры. Православие окончательно взяло верх в Московской Руси. Последовала длительная и трудная борьба с еретиками, которая закончилась их полным поражением. В 1504 г. после состоявшегося в Москве церковного собора основные руководители секты были сожжены. Княгиня Елена была брошена в темницу и умерла в заключении в том же году. Однако ересь не была полностью уничтожена — она ушла в подполье, чтобы периодически возникать в следующих столетиях, влиять на различные религиозные движения и секты вплоть до сего времени.

Существуют три условия сохранения больших территорий под единым контролем: идеология, экономика, военная мощь. Роль единой идеологии в рассматриваемый период могло сыграть только православие.

Роль самоизоляции России в сохранение единого государства. Образ врага.

Вплоть до Петра I единственными городами, дозволенными для проживания иностранцев были Москва, как столица государства, и Архангельск, как единственный морской порт. Они жили в изолированных кварталах, слободах (немецкая слобода в Лефортове). Причин было опять же три:

1. Экономическая — по сути, эти два горда были своего рода свободными экономическими зонами в Московской Руси. Их товары покупались русскими купцами в этих двух торговых центрах и втридорога продавались по всем русским городам и весям.

2. Военная — опасались шпионажа. Образ врага также играл на объединение нации.

3. Идеологическая — опасались подрыва основ единой и единственной государственной идеологии — православия. Однако, основная часть заморских купцов — немцы, голландцы, англичане — были христиане, хоть и не православные, следовательно они не могли, с т.з. самодержавия, представлять смертельную идеологическую опасность, хотя смуту посеять также могли.

Евреи — совсем другое дело — они вообще отрицали божественность, а иногда и наличие Христа, считали ошибочной саму религиозную идеологию Руси. Новгородские события к. 15 в. показали русским князьям какую опасность может нести «ересь жидовствующих».

«Евреи для нас отвратительнее всех,»- говорил Римскому папе в 1526 г. русский посланник Дмитрий Герасимов — «даже простое упоминание их имени внушает нам отвращение; мы не позволяем им приезжать в нашу страну, поскольку это мерзкие и злобные люди; разве не они недавно научили турок лить пушки из бронзы?»

В 1550 г. Иван Грозный, которого польский союзник король Сигизмунд-Август II просил разрешить пребывание в Москве нескольких еврейских торговцев, выразил свою позицию в еще более энергичной манере:

«Что касается того, что ты нам пишешь, чтобы мы разрешили твоим жидам въезд в наши земли, мы уже много раз писали тебе о мерзких деяниях жидов, которые отвращали наших людей от христианства, привозили в нашу державу отравленные лекарства и причинили много зла нашим людям. Тебе, нашему брату, должно быть стыдно писать нам о них, зная все их преступления…».

Таким образом, новгородская «ересь жидовствующих», распространившаяся по Москве в к. 15 в. лишь укрепила самодержавие в мнении о необходимости оградить Русь от еврейского влияния.

Наследники Ивана Грозного придерживались той же линии. Единственным исключением явился период между 1605 и 1613 гг., известный как «Смутное время». Похоже, что некоторое количество евреев прибыло в Москву в свите Лжедмитрия I и Лжедмитрия II.

В манифесте 1613 г., изданном при избрании на царство Михаила Федоровича Романова, выражалось возмущение появлением в Москве во времена Смуты «злобных еретиков, кальвинистов, лютеран, армян, римских папистов, и еврейских богоубийц, осквернителей наших церквей»; что касается Лжедмитрия II, он прямо характеризуется как «вор, родом жидовин». По некоторым сведениям Лжедмитрий II (самая неизвестная в российской истории фигура) был действительно выкрестом из евреев и служил в свите Лжедмитрия I, а раньше жил в еврейском местечке Шклове в польской Белоруссии под именем Богданко и служил учителем.

Когда король Польши Владислав IV попросил царя Михаила разрешить прибытие в Москву Аарона Марковича, «посредника», представлявшего польский двор, царь ответил ему: «Евреи никогда не приезжали на Москву и христиане не должны с ними общаться».

Однако, при подписании Поляновского мира с Россией 1634 г., по которому Владислав IV отказывался от прав на русский престол, поляки все же настояли, чтобы Россия отпустила пленников, сосланных в Поволжье, на Урал и Сибирь (в том числе евреев), желавших вернуться на родину. Дело в том, что за время смуты и войн многие пленные поляки и польские евреи, попав в плен и поселившись в русских городах и селах, обрусели, обзавелись семьями, а также приняли православие.

Поэтому в указе царя Михаила, приложенном к договору, предписывалось не только отпустить пленников, но и отмечалось, что крестившиеся в православие поляки и евреи могут остаться в России, если пожелают, и оговаривалось, что это касается и некрестившихся, а местные власти должны были им «прибавить хлеба и денег».

В чем причина такой лояльности не ясно — может быть проявление слабости молодого русского царя, поддавшегося нажиму поляков, может быть были и иные причины.

Во всяком случае, этот указ абсолютно выделяется из всех политических документов, касающихся евреев, принятых в этот период русским правительством. Результатом стало появление новых известных на Москве фамилий, владельцы которых приняли православие, впоследствии получили дворянство и сыграли определенную роль в российской истории эпохи Петра I — Шафировы, Евреиновы (родоначальник — Матюшка Григорьев — Еврей), Лукьяновы, Самойловы, Копьевы и др.

Многие из евреев, попавших в Россию на волне польских миграций, осели в итоге в Москве в т.н. Немецкой слободе, где жили лютеране и католики.

В слободе нередко проводились проверки, после которых иудеи вычислялись и иногда насильственно обращались в православие, постригались в монахи или ссылались в Сибирь.

Часть из постриженных тайно продолжали исповедовать иудаизм и даже совращали молодых монахов, которые также начинали тайно исповедовать эту религию. Об этом патриарх Никон писал жалобу царю Алексею в 1671 г.

Некоторые из монахов еврейского происхождения добились признания как мастера живописи: Иван Башмаков, отобранный в детстве у родителей, расписывал Грановитую палату Кремля в последней трети 17 в. и пользовался милостью царя. Известный просветитель монах Арсений Грек, основавший в 1653 г. школу в Москве, в которой впервые было введено обучение греческому языку и латыни, был ближайшим сподвижником самого Никона.

Вообще, русско-польские войны 1632-34, 1654-67 (уже при царе Алексее Михайловиче) принесли много бед проживавшим в зоне боевых действий евреям. Особенно пострадала Левобережная Украина, где после антипольских восстаний под руководством Б. Хмельницкого было истреблено еврейское население практически поголовно.

В 1655 г. русский воевода Поклонский, захвативший Могилев, велел евреям, отказавшимся креститься, покинуть город; им были обещаны проводники на польскую сторону. Однако по выходе из города евреи были вероломно перебиты стрельцами.

Много пленных евреев оказалось в России в ходе второй войны с поляками. В том же 1655 г. во время 3-х месячной осады русскими войсками Витебска, евреи вместе с поляками храбро оборонялись против неприятеля, строили укрепления и отражали штермы. Когда город был взят воевода Шереметев по приказу царя впервые поступил с евреями как с военнопленными: их отправили вместе с поляками сперва в Новгород, где содержали в тюрьме, а затем в Казань на поселение.

Другая партия пленных, присланная воеводой Трубецким из Малороссии (Украины) очутилась в Калуге, а затем, по приказу царя — в Нижнем Новгороде вместе со ссыльными литовцами (всего 108 семей и 24 одиноких).

Так было положено начало первым крупным еврейским общинам в центральной России.

По Андрусовскому мирному договору с Речью Посполитой 1667 г. часть областей Малороссии переходила к России (Левобережная Украина).

Договор предоставлял евреям, перешедших к России областей, которые уцелели после погромов Хмельницкого, право свободного выбора — перейти в соседнюю, правобережную Украину, либо оставаться «в сторону его царского величества». Только крещеные еврейки, вышедшие замуж за русских, должны были оставаться при мужьях в присоединенном крае. Это было констатацией уже существовавшей практики за время войны.

Многие семьи остались. Они активизировали торговлю с внутренними русскими землями, что привело к появлению еврейских купцов в самой Москве.

Британский наблюдатель Самюэль Коллинз в сочинении «Нынешнее состояние России» (1666 г.) , что евреи «с недавнего времени размножились в Москве и при дворе». Речь шла о дворцовом лекаре.

При царе Алексее Михайловиче, а затем Федоре Алексеевиче служил лекарь Стефан фон Гаден (Данила Жидовин) из Бреслау (Вроцлав), принявший лютеранство. Он вместе с сыном был убит после смерти царя Федора взбунтовавшимися стрельцами.

Появление еврейских купцов в Москве вызвало резкое неприятие со стороны русских торговых людей, потому что они получили конкурента, часто торгующего контрабандным польским товаром (границы были обозначены еще плохо), а также православной церкви.

В результате появился первый документ, конкретно направленный против иноземных торговцев — Торговый Устав 1667 г.

Согласно этому документу, приезжавшие в Россию иноземцы не имели право торговать в розницу и ездить со своими товарами по ярмаркам. В Москву и другие крупные русские города пропускались иноземцы, у которых были царские грамоты с красной печатью (современные лицензии). Евреи, в том числе из числа перешедших в русское подданство, причислялись к иноземцам.

Однако, по свидетельству историка Соловьева, евреи добывали такие грамоты с красными печатями, в том числе почти всегда за взятки чиновникам, и осуществляли в Москве оптовую торговлю, а через подставных лиц и розничную, сукном, жемчугом и др. товарами.

Это достигло больших масштабов, русские купцы писали челобитные в Кремль. В результате в 1676 г. (в последние годы царствования царя Алексея) появился указ, запрещающий евреям «с товарами и товаров» приезжать из Смоленска — это был единственный крупный город, перешедший под власть России, где проживало значительное еврейское население. Так возник прообраз будущей «черты оседлости». После смерти царя Алексея его преемник царь Федор Алексеевич подтвердил эти ограничения.

Ранее появились первые оформленные законодательно гражданские ограничения на инородцев — «Уложение» 1649 г. того же царя Алексея Михайловича.

В «Уложении» 1649 г. было запрещено «некрещеным иноземцам» держать у себя в услужении русских людей (ст.20), ст. 22 — «бусурман, который русского человека к своей вере принудит и по своей бусурманской вере обрежет», должен быть казнен «сожжен огнем безо всякого милосердия».

Таким образом, введя жесткий карантин против евреев, прежде всего по идеологическим соображениям, вызванным распространением «ереси жидовствующих» в к. 15 в. из непокорного Новгорода, русские правители не смогли обеспечить его полное соблюдение в результате смуты и двух русско-польских войн, приведших к миграции евреев вглубь российской территории.

Экономические и идеологические причины заставили царя Алексея Михайловича ввести первые законодательные ограничения на свободное передвижение евреев в глубь страны. Тем самым было положено начало практике законодательных ограничений на проживание евреев в России.

Рекомендуемая литература:

1. П.К. Коковцев «Еврейско-хазарская переписка в Х веке», Л. 1932 г.
2. С. А. Плетнева «Хазары», М. 1976 г.
3. Джон Клиер «Россия собирает своих евреев. Происхождение еврейского вопроса в России 1772 — 1825 гг.», М. 1999 г.
4. «Горские евреи. История. Этнография. Культура», Иерусалим-Москва, 1999 г., под общей ред. И.Бегуна.
5. Ю. Гессен «Евреи в России».
6. Н. Бердяев «Христианство и антисемитизм», Спб., 1993 г.
7. С. Дубнов «Всеобщая история евреев», т. III.

Источники:

1. Полное Собрание Законов Российской Империи, т.1, №№1, 135, 148, 232, 398, 441, 662.
2. «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных», Спб., 1845 г.
3. Леванда «Сборник законов о евреях в России», Спб. 1874 г.
4. «Права, по которым судится народ малороссийский», Глухов, 1743.

Автор: В.В.Энгель

Sunapse » Курс истории России » История и религия
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *