Вопросы по истории «Монголо-татарского ига»

Цитаты из энциклопедических словарей [с небольшими комментариями]:

  • Словарь Грандта (7 изд., т. 41, часть 7, с. 82-87, статья “Татарское иго”, переиздание 1938 г.);

    Татарское иго (Монгольское иго) на Руси началось после опустошительного нашествия Батыя в 1237-40 гг. и продолжалось до 1480 г. ... В эпоху удельного распыления Русь подверглась нашествию татар – кочевой скотоводческой орды, сплоченной на время воедино поисками новых пастбищ для скота [в лесах Руси]. Сила сплоченных скотоводов-кочевников оказалась больше силы отдельных, не связанных между собой феодалов, и Русь была побеждена и разорена. Но, отраженные в Венгрии, татары вынуждены были вернуться и положить предел своему губительному потоку на Запад. Они стали поневоле ограничивать свой кочевой быт [сами себя превращать в оседлых?!], прочнее осели в Нижнем Поволжье, стараясь систематически использовать плоды своих побед над Русью. Так образовалась Золотая Орда и из нашествия и опустошений получилось иго.

    Главным выражением “Т.и.” была дань (“выход”), наложенная татарами на Русь. Она была поголовной, налагалась на каждую душу мужского пола без различия возраста и состояния [в том числе шкурами белых медведей по свидетельству П.Карпини]. С этой целью татары произвели перепись населения. Для первой переписи и сбора дани Батый послал баскаков. Вторая перепись была произведена в 1257 г. при хане Берке, который прислал “численников”, а “численники” поставили десятников, сотников, тысячников, темников (10-тысячников). От дани совершенно освобождено было только духовенство. Но уже с конца 13 века татарские баскаки исчезают: дань собирается князьями под руководством и наблюдением великого князя Владимирского, доставлявшего ее хану [итого система “басков” просуществовала около 30 лет и почему это о взимании “дани” монгольские ханы вспомнили через 12 лет после “завоевания”?!?!]. После 1375 г. не упоминается более и о татарских переписях населения. Кроме “дани” татарами был установлен “ям” – обязанность доставлять подводы и лошадей татарским послам и чиновникам. Наконец, князья возили в Орду богатые подарки хану, его женам и татарским мурзам. Все это были регулярные обычные платежи татарам [чем лучше сейчас?: подоходный налог на зарплату, налог на фонд зарплаты, прочие налоги, арендная плата, плата за землю, таможенный сбор, плата за ... и т.д. ??!?!]. Но в 13 веке татары неоднократно опустошали целые русские области, чаще всего помогая враждующим князьям. Так было в 1277, 1278, 1279, 1293 гг. В 1262 г. из Ростова, Владимира, Суздаля, Ярославля, Переяславля-Залесского были прогнаны населением татарские откупщики дани, и только особая поездка Александра Невского в Орду спасла от татарского мести [уговорил словами?]. В 1327 г., когда в Твери убит был за насилия татарский посол Чол-хан, двоюродный брат хана Узбека, и с ним перебита его свита и ордынские купцы, Узбек поручил московскому князю Ивану Калите наказать тверского великого князя и Калита разорил тверские земли.

    Таким образом, первым последствием “Т.и.” для Руси была задержка ее экономического развития. Надо, однако, заметить, что отчасти эта задержка создавалась и условиями самого удельного порядка, при котором обычно были усобицы, разорительные для населения. Кроме того, не надо забывать и другую сторону дела: ордынские купцы, посещавшие Русь, и русские торговцы, ездившие в Орду, были посредниками по развитию русской торговли с азиатским Востоком – особенно с Персией и Средней Азией, что служило одной из предпосылок зарождению товарного хозяйства в удельной Руси. Таким образом, преувеличения экономических последствий “Т.и.” не следует: в общем оно действовало в том направлении, в каком и без него слагались элементы хозяйственной жизни, только на время несколько замедлился этот естественный процесс. То же самое надо сказать о социальных и политических последствий “Т.и.”

    В социальном отношении оно, несомненно, содействовало закрепощению масс населения, которое и без него произошло бы: так, татары уводили из Руси много пленников, которых выкупали (обратно) богатые князья и, давая им свои земли, считали их уже зависимыми от себя. Таких “ордынцев” князья обязались между собой не переманивать, не переказывать друг у друга. ...

    “Т.и.” оказало свое влияние тем, что содействовало падению городов, которые были опасны для татар как укрепленные пункты [имеются в виду городские укрепления – как в Киеве: укрепленная “Гора” разрушена, а торговый “Подол” продолжает развиваться], и уравнивали горожан, как данников, с массой сельского населения. Но и то и другое было подготовлено уже предшествовавшей историей Руси: города, сильные и влиятельные в киевский период, стали еще до татар терять прежнее значение. Городское население новых северо-восточных городов еще в конце 12 века отступило от вечевых традиций и стало поддерживать князей – “самовластцев”. В политическом отношении “Т.и.” поставило русских князей в зависимости от хана. Занятие “столов” – и в т.ч. в особенности “стола” старшего, Владимирского, стало зависеть от воли хана. Князья вынуждены были предпринимать путешествие в Орду. ...

    Но фактически и здесь, кроме знаков внешнего подчинения, “Т.и.” не внесло ничего нового: татары не нарушили вотчинного (наследственного от отца к сыну) преемства “столов”, установленного в удельной Руси. ... Несомненно, “Т.и.” укрепило власть московских князей, содействовало собиранию Руси Московией. Хан дал Ивану Калите великое княжение Владимирское, с тех пор (с 1328 г.) навсегда остававшееся за московскими князьями. По смерти Калиты (1341) хан Узбек сделал всех князей русских “подручными” его старшего сына Семена Гордого. По смерти Семена брат и преемник его Иван, став великим князем, получил от хана и право судить всех русских князей – великих и удельных, которые могли лишь апеллировать к хану на решение великого князя Московского. Эти факты несомненны и знаменательны. Но хорошо известно что возвышению Москвы и ее князей и собирание московскими князьями удельной Руси созданы были внутренними силами ... и “Т.и.”, следовательно, лишь шло за этими силами, действовало в одном с ними направлении. Мало того: в этих внутренних силах, выдвинувших Москву и собравших около нее уделы, заключалась основная причина самой поддержки московских князей ханами: богатея и усиливаясь, московские князья тем самым делались удобными контрагентами хана по сбору дани, могли давать богатые подарки и держать в подчинении всю Русь [“ИГО” как условие увеличения богатства на Руси?!?!].

    Некоторые исследователи склонны были объяснять московское самодержавие и даже характер и деятельность Ивана Грозного влиянием “Т.и.”. Но теперь, когда силы, создавшие самодержавие (см.) и Грозного, приведены в известность, и это объяснение отпадает.

    Едва ли в финансовой, административной и судебной технике можно усмотреть влияние “Т.и.”. Техника татарских переписей и сбора дани не повлияла на московскую писцовую и податную технику ... Самая дань, как особый прямой налог, существовала до татар, и при “Т.и.” лишь увеличилась в размерах [конечно, кому это понравятся НОВЫЕ налоги!!! ]. Нельзя также в московских “приказах”, как то думали некоторые, видеть копии монгольских “диванов”. Наконец, пытались приписать влиянием “Т.и.” введение в “Судебники” Ивана III и Ивана IV членовредительских и телесных наказаний, а также пытки. Но известно, что такие наказания и пытки свойственны всякому обществу на известной ступени культурного развития.

    Наконец, влияние “Т.и.” в области духовной культуры также не следует преувеличивать. Обыкновенно находят, что “Т.и.” содействовало огрубению нравов, задержке просвещения, оторванности от европейского Запада. Но и здесь можно сказать, что “Т.и.”, самое большее, легло последним наслоением на духовно-культурные явления, созданные другими, внутренними явлениями. И слабое развитие школьного образования и литературы, и оторванность от Запада, изолированность от иных стран – следствия общих условий существования удельной Руси с ее натуральным хозяйством, политической раздробленностью, узостью задач, перспектив и горизонтов.

    Трудно приписать татарскому влиянию и такое явление, как затворничество женщин: известно, что оно в свое время существовало и у феодальной знати Запада.

    “Т.и.”, конечно, способствовало росту значения духовности и церкви: татары не только не тронули религию, но и освободили духовенство от дани, а ханские ярлыки митрополитам обеспечили церковное землевладение, податные и судебно-административные привилегии церкви. Но и здесь “Т.и.” действовало не в разрезе с внутренними силами, а в полном с ними согласии, так что опять таки не внесло ничего нового.

    В области духовной культуры единственным реальным оригинальным влиянием “Т.и.” остается, таким образом, только влияние татарского языка на русский, введением в последний многих татарских слов (“ям”, “казак”, “деньги” и проч.). Но и здесь дело ограничилось только лексикологическими заимствованиями, не очень притом обильными и не повлиявшими на основное в языке – строй речи [А как же влияние чисто монгольского языка? Например: “ярлык” по монгольски – “хаяг” или “тэмдэг”, “ямщик” – “улач”, “оортоочин”, “взимание налогов” – “албан татвар хурах”, “кумыс” – “айраг” и т.д.?!?!?].

    Таково было в общих чертах влияние “Т.и.” на удельную Русь. Оно не было велико, и в тех случаях, когда проявлялось, лишь дополняло собою ряд других, внутренних воздействий. Это и понятно: “Т.и.”, в сущности, было явлением внешним, поверхностным...

    В конце-концов, “Т.и.”, власть татарского хана или “царя”, как его тогда называли на Руси [а кто стал называть их “хан” – историки?], была использована правящими слоями общества второй половины удельного периода (14 и 15 века) в их интересах: опираясь между прочим и на эту власть, московские князья и их сотрудники объединили северо-восточную Русь.

    Сложная сеть хозяйственных, социальных и политических причин, создавшая и великорусское племя и его политическую организацию – единое и централизованное Московское государство, и, параллельно этому, глубокие перемены, совершившиеся в самой Орде, привели к падению “Т.и.”.

    И если первая попытка освободиться от татар (Куликовская битва 1380 г.) при Дмитрии Донском не увенчались полным успехом, дав лишь внешнюю победу, по своим потерям столь же тяжкую, как поражение, и бесплодную по ближайшим результатам, то главным образом потому, что в то время удельная Русь еще не преодолела феодального распыления, а такое же распыление Орды не достигло еще широких пределов. Ко времени Ивана III и то и другое осуществилось, и потому “Т.и.” пало (1480 г.)

    Литература: А.Рихтер “Исследование о влиянии монголо-татар на Россию” (1825; образец старого, преувеличенного представления о влиянии “Т.и.” );

    Костомаров “Начало единодержавия в древней Руси” (историческая монография и исследование, т. ХII, 1872) и др.

  • БСЭ, 3-е изд., т. 16, 1974, с. 502, статья “Монголо-татарское иго” (далее “М. -т.и.”).

    Монголо-татарское иго на Руси – система властвования монголо-татарских феодалов над русскими землями в 13-15 веках, имевшая целью регулярную эксплуатацию завоеванной страны путем различных поборов и грабительских набегов. ...

    До начала 60-х годов 13 века Русь находилось под влиянием великих монгольских ханов, а затем – ханов Золотой Орды. Монголо-татарское иго формально было установлено в 1243 г., когда Ярослав Всеволодович получил от монголо-татар ярлык на Великое княжество Владимирское и был признан ими “стареи всем князем в Русском языце”.

    Регулярная эксплуатация русских земель путем сбора дани началась после переписи 1257-59 гг., проведенной монгольскими “численниками” под руководством Китата, родственника великого хана. Единицами обложения были: в городах – двор, в сельской местности – хозяйство. От дани освобождено только духовенство. Известно 14 видов “ордынских тягостей”, из которых главными были: “выход”, или “царева дань”, торговые сборы (“мыт”, “тамка”), извозные повинности (“дары” и “подводы”), содержание ханских послов (“дары” и “почестья” хану, его родственникам и приближенным) и др. Периодически собирались большие “запросы” на военные и другие нужды. Кроме того, русские князья были обязаны по приказанию хана присылать воинов для участия в походах.

    В конце 50-х – начале 60-х гг. 13 века дань с русских княжеств собирали мусульманские купцы – “бесермены” [они же “баскаки”?!?!], откупившие это право у великого монгольского хана. ... В результате народных восстаний 1262 г. в русских городах “бесермены” были изгнаны [конечно, “баскаки-бесермены” не были “татарами”, потому Орда не обиделась?!?!?]. Обязанность сбора дани перешла к местным князьям ...

    С усилением московского княжества “М. -т.и.” постепенно ослабевает. Московский князь Иван I Данилович Калита (1325-40) добился права собирать “выход” со всех русских княжеств. С середины 14 века распоряжения ханов Золотой Орды, не подкрепленные реальной военной силой, русскими князьями уже не выполнялись. Московский князь Дмитрий Иванович Донской (1358—1389) не подчинился ханским ярлыкам, выданным его соперникам, и силой захватил Великое княжество Владимирское. В 1378 он разгромил карательное монголо-татарское войско на реке Воже (в Рязанской земле) и в 1380 одержал победу в Куликовской битве над правителем Золотой Орды Мамаем. Однако, после похода Тохтамыша и взятия Москвы в 1382 Русь была вынуждена снова признать власть монголо-татарских ханов и выплачивать дань, но уже московский князь Василий I Дмитриевич (1389—1425) получил великое княжение без ханского ярлыка, как “свою отчину”. При нем “М. -т.и.” носило номинальный характер. Дань выплачивалась нерегулярно, русские князья проводили в значительной степени самостоятельную политику...

Источник: users.iptelecom.net.ua

Sunapse » Курс истории России » Исторические статьи и публикации по истории России
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *